ГК ст 313

1. Кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если исполнение обязательства возложено должником на указанное третье лицо.

2. Если должник не возлагал исполнение обязательства на третье лицо, кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника таким третьим лицом, в следующих случаях:

1) должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства;

2) такое третье лицо подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения взыскания на это имущество.

3. Кредитор не обязан принимать исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично.

4. В случаях, если в соответствии с настоящей статьей допускается исполнение обязательства третьим лицом, оно вправе исполнить обязательство также посредством внесения долга в депозит нотариуса или произвести зачет с соблюдением правил, установленных настоящим Кодексом для должника.

5. К третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по обязательству в соответствии со статьей 387 настоящего Кодекса. Если права кредитора по обязательству перешли к третьему лицу в части, они не могут быть использованы им в ущерб кредитору, в частности такие права не имеют преимуществ при их удовлетворении за счет обеспечивающего обязательства или при недостаточности у должника средств для удовлетворения требования в полном объеме.

6. Если третье лицо исполнило обязанность должника, не являющуюся денежной, оно несет перед кредитором установленную для данного обязательства ответственность за недостатки исполнения вместо должника.

Комментарий к Ст. 313 ГК РФ

1. Возложение исполнения обязательства должником на третье лицо является юридическим фактом, в результате которого обязательство между кредитором и должником не претерпевает изменений, при этом перевод долга на исполнителя не производится. Должник остается обязанным перед кредитором и несет ответственность за надлежащее исполнение обязательства. Между третьим лицом — исполнителем и кредитором не возникает обязательства, а соответственно, взаимных прав и обязанностей. Так, в частности, должник не вправе заявить о зачете встречного однородного требования третьему лицу, поскольку последнее не имеет встречного требования к такому лицу . Согласно п. 3 ст. 706 ГК РФ генеральный подрядчик несет перед заказчиком ответственность за последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств субподрядчиком в соответствии с правилами п. 1 ст. 313 и ст. 403 Кодекса, а перед субподрядчиком — за неисполнение или ненадлежащее исполнение заказчиком обязательств по договору подряда. Если иное не предусмотрено законом или договором, заказчик и субподрядчик не вправе предъявлять друг другу требования, связанные с нарушением договоров, заключенных каждым из них с генеральным подрядчиком.

———————————
Пункт 12 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований» // Вестник ВАС РФ. 2002. N 3.

Исполнение третьим лицом за должника денежного обязательства не может быть квалифицировано как неосновательное обогащение кредитора , поскольку неосновательное обогащение имеет совсем иную правовую природу.

———————————
Определение ВАС РФ от 28 декабря 2007 г. N 16847/07 по делу N А12-3661/06-С16.

Норма о возложении исполнения обязательства на третье лицо не нова, за исключением положения п. 2 комментируемой статьи, и была предусмотрена в ст. 171 ГК РСФСР 1964 г., согласно которой исполнение обязательства, возникшего из договора, может быть возложено в целом или в части на третье лицо, если это предусмотрено установленными правилами, а равно если третье лицо связано с одной из сторон административной подчиненностью или соответствующим договором.

Если из закона, договора или существа обязательства не вытекает обязанность гражданина исполнить обязательство лично, кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом.

Комментируемая статья не ограничивает (в отличие от ГК РСФСР) возложение исполнения на третье лицо обязательствами договорного характера.

2. При реализации положений комментируемой статьи необходимо учитывать, что ее нормы применяются только к гражданским правоотношениям. Возложение исполнения обязанности, вытекающей из публичных правоотношений (административных, налоговых и т.д.), регулируется нормами соответствующей отрасли права. Согласно п. 3 ст. 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. Кроме того, при исполнении обязанностей необходимо учитывать требования к исполнителю, например наличие лицензии. Так, по одному из споров суд исходил из правомерности проведения расчетов в рублях по экспортным операциям с использованием института возложения нерезидентом-покупателем обязанности оплаты на третье лицо — резидента.

Вместе с тем, как отметило в свое время МНС России , в соответствии с подп. 1.1 разд. II Инструкции Центрального банка РФ от 16 июля 1993 г. N 16 «О порядке открытия и ведения уполномоченными банками счетов нерезидентов в валюте Российской Федерации» расчеты по экспортно-импортным операциям могут осуществляться только со счетов типа «Т» нерезидентов, имеющих право осуществлять предпринимательскую деятельность в соответствии с их учредительными документами, документами об их регистрации, разрешениями, выданными российскими уполномоченными органами, и другими документами, определяющими их правоспособность. Проведение нерезидентом-покупателем расчетов за экспортированный товар в рублях на территории Российской Федерации в обход установленных требований противоречит требованиям законодательства о валютном регулировании и валютном контроле.

———————————
Письмо МНС России от 5 августа 2002 г. N ШС-6-14/1175 «О Постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.06.2002 N 72/02, от 27.04.2002 N 4320/01″ (вместе с Постановлениями Президиума ВАС РФ от 18.06.2002 N 72/02 и от 27.04.2002 N 4320/01) // Вестник ВАС РФ. 2002. N 10 (Постановление Президиума ВАС РФ N 72/02).

3. Возложение исполнения обязательства на третье лицо не допускается по таким обязательствам, которые носят личный характер, например, не допускается возложение обязанности автора по договорам о создании результата интеллектуальной деятельности. Согласно п. 1 ст. 770 ГК РФ исполнитель обязан провести научные исследования лично. Он вправе привлекать к исполнению договора на выполнение научно-исследовательских работ третьих лиц только с согласия заказчика. Статья 780 ГК РФ допускает исполнение договоров возмездного оказания услуг лично исполнителем, если иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг.

Исполнение обязанностей по оплате может быть возложено на третье лицо, если иное не предусмотрено в законе, иных правовых актах или договоре, поскольку не связано с личностью должника. Так, судом был признан неправомерным отказ в удовлетворении иска о взыскании денежных средств, выплаченных третьим лицом кредитору , как последствии ничтожной сделки, поскольку такого рода обязательство в соответствии с комментируемой статьей не связано с личностью.

———————————
Определение ВАС РФ от 24 марта 2009 г. N ВАС-1560/09 по делу N А40-26740/08-51-246.

4. Пункт 2 комментируемой статьи предусматривает исполнение обязательства третьим лицом без возложения на него этой обязанности должником. Такое исполнение возможно в случае, если имеется опасность третьим лицом утратить свое право на имущество должника (право аренды, залога или др.) вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество. Гражданский кодекс РФ не отвечает на вопрос, обязан ли кредитор принять такое исполнение. Поскольку эта обязанность прямо не предусмотрена ГК РФ, то принятие исполненного является правом, но не обязанностью кредитора. Согласия должника на исполнение обязательства не требуется. В том случае, если третье лицо не знает о возможных возражениях должника против исполнения обязательства, которые могут, например, прекратить обязательство или признать его основание недействительным, исполненное третьим лицом может быть в дальнейшем им возвращено как неосновательное обогащение.

Исполнение обязательства третьим лицом при вышеназванных обстоятельствах влечет переход к третьему лицу прав кредитора в отношении должника. Согласно п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. В то же время не все обязательства могут быть исполнены таким образом третьим лицом. Обязательства личного характера могут быть исполнены только должником.

При переходе прав кредитора к третьему лицу, исполнившему обязательство, должник вправе представить возражения, которые могли бы быть заявлены прежнему кредитору, а в соответствии со ст. 412 ГК РФ — зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. Зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования.

В том случае, если обязательство будет исполнено ненадлежащим образом, кредитор вправе потребовать надлежащее исполнение от должника.

5. В Концепции развития гражданского законодательства РФ обращается внимание на то, что необходимость наличия факта возложения «неоправданно стесняет свободу усмотрения сторон (третьего лица и должника), что противоречит принципам гражданского права (ст. ст. 1, 421 ГК РФ), а также приводит к нарушению прав кредитора, которому приходится каждый раз, принимая исполнение от третьего лица, выяснять наличие факта возложения, что не всегда возможно по характеру отношений, складывающихся при исполнении обязательств (например, перечисление безналичных денежных средств на банковский счет кредитора). Развитые иностранные правопорядки, а также принципы международного договорного права не видят необходимости в положениях об исполнении обязательства третьим лицом урегулировать взаимоотношения между третьим лицом и должником, обоснованно исходя из того, что регулирование исполнения обязательства третьим лицом должно устанавливать справедливый баланс интересов кредитора и должника, а не третьих лиц и должника». Положения о возложении исполнения обязательства на третье лицо, по нашему мнению, подлежат изъятию из п. 1 комментируемой статьи.

Когда можно возложить исполнение обязательства на третье лицо

П. 1 ГК РФ позволяет сделать вывод, что по общему правилу возможно привлечение третьего лица к исполнению чужого обязательства. Более того, согласно п. 2 этой же статьи даже если должник не возлагал исполнение обязательства на третье лицо, кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника таким третьим лицом, в следующих случаях:

    1. должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства;
    2. такое третье лицо подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения взыскания на это имущество.

Вместе с тем, учитывая принцип свободы договора, законодатель внес в ГК РФ и исключение из общего правила: кредитор не обязан принимать исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично (п. 3 ст. 313 ГК РФ).

Таким образом, как правило, так и исключение из него включены в общие положения об обязательствах, а также в регулирующие отдельные типы договоров нормы.

Пример

Примером исключения из общего правила может служить договор на выполнение научно-исследовательских работ ( ГК РФ), который предусматривает необходимость личного исполнения обязательства. Соответственно привлечение к исполнению третьего лица допустимо исключительно с согласия заказчика.

Напротив, договоры на выполнение опытно-конструкторских и на выполнение технологических работ позволяют поручать исполнение третьему лицу, если только иное не указано в договоре (п. 2 ст. 770 ГК РФ)

Возможность возложения исполнения на третье лицо также особо закреплена в ГК РФ для обязательства транспортного экспедитора ( ГК РФ)

Прямо противоположная презумпция (недопустимость передачи исполнения третьему лицу) действует в договоре хранения ( ГК РФ): хранитель вправе передать поклажу и тем самым исполнение ϲʙᴏего обязательства третьему лицу исключительно при наличии согласия на то поклажедателя. Исключение допускается только в случаях, когда хранитель вынужден поступить подобным образом при наличии одновременно три условия:

    1. силою обстоятельств,
    2. в интересах поклажедателя,
    3. не имея возможности получить согласие последнего.

При этом существование всех перечисленных условий в совокупности должен доказать хранитель

Какие последствия влечет возложение исполнения обязательства на третье лицо

Возможность возложить исполнение обязательства, в т.ч. и возникающего из договора, на третье лицо означает, что сторона вправе выбрать один из двух вариантов:

    1. сама исполнить обязательство или
    2. передать его исполнение третьему лицу.

Стоит заметить, что ст. 313 ГК РФ не включает в себя вопрос об основаниях возложения исполнения обязательства на третье лицо (вопрос об отношениях третьего лица с должником). В этой статье ГК РФ речь идет только о том, что должник всегда вправе передать исполнение обязательства третьему лицу, а кредитор обязан такое исполнение принять, если иное не предусмотрено в законе, в другом правовом акте, в условиях обязательства или не вытекает из его существа.

Таким образом, по сути п. 1 ст. 313 Гражданского кодекса установлен исключительно в интересах должника, однако п. 2 ст. 313 Гражданского кодекса защищает и интересы третьего лица (возможность для третьего лица, подвергшегося опасности утратить ϲʙᴏе право на имущество должника вследствие обращения на него кредитором взыскания, удовлетворить требование кредитора собственной волей и за ϲʙᴏй счет).

Специальный по отношению к предусмотренному в п. 2 ст. 313 Гражданского кодекса случай составляет ситуация, связанная с залогом. ГК РФ, защищая интересы залогодателя, не являющегося должником, предоставляет залогодателю-третьему лицу применительно к договору, связывающему залогодержателя-кредитора с должником, право исполнить обеспеченное залогом обязательство полностью или в просроченной части ( Гражданского кодекса) Интерес третьего лица состоит в данном случае в том, что оно готово исполнить чужое обеспеченное залогом обязательство для того, чᴛᴏбы избежать обращения взыскания на принадлежащее должнику заложенное имущество. Последствием исполнения чужого долга в рассматриваемом случае служит переход к третьему лицу прав кредитора (эта ситуация регулируется отдельными статьями главы 24 ГК РФ «Перемена лиц в обязательстве»)

Интересам должника (в п. 1 ст. 313 ГК РФ) и третьего лица (в п. 2 ст. 313 ГК РФ) могут противостоять интересы кредитора к личному исполнению обязательства должником. А ϶ᴛᴏ дает основания признать, что в ситуации, предусмотренной п. 2 ст. 313 Гражданского кодекса, при отсутствии согласия должника кредитор может отказаться принять исполнение от третьего лица и требовать личного исполнения обязательства должником только когда такая возможность предусмотрена:

    1. в законе или ином правовом акте,
    2. условиями обязательства или
    3. существом обязательства (в случаях, если личность исполнителя наряду с характером действий должника индивидуализируют предмет обязательства).

О надлежащем исполнении обязательства третьим лицом

В ситуациях, предусмотренных п. 2 ст. 313 Гражданского кодекса, действия третьего лица прекращают обязательство должника перед кредитором исключительно при условии, если они представляют собой надлежащее исполнение ( ГК РФ) В противном случае кредитор вправе такое исполнение от третьего лица не принять, и ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙенно обязательство должника сохранит ϲʙᴏю силу.

В случае если кредитор принял исполнение от действующего в ϲʙᴏем интересе и за ϲʙᴏй счет третьего лица, но в дальнейшем обнаружит, что исполнение являлось ненадлежащим, то в зависимости от обстоятельств ответственность перед ним понесут либо должник, либо третье лицо.

Последствия действий третьего лица, на кᴏᴛᴏᴩое возлагается исполнение обязательства самим должником, установлены ГК РФ: она предусматривает, что ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьим лицом несет должник. Ответственность за действия третьего лица строится на тех же принципах, что и за действия самого должника: кредитор не должен проиграть от замены исполнителя.

Это относится к случаям не только расширения, но и сужения ответственности должника, когда объектом защиты служат уже интересы самого третьего лица.

Подробнее

Например, при утрате, недостаче или повреждении принятых на хранение вещей после того, как наступила обязанность поклажедателя взять их обратно, его ответственность наступает исключительно при наличии умысла или грубой небрежности (п. 2 ст. 901 Гражданского кодекса) Это означает, что в указанных пределах простирается ответственность хранителя, передавшего вещь на хранение другому лицу, за выбор ϶ᴛᴏго последнего, а равно в тех же пределах (умысел и грубая небрежность) должна производиться оценка действий самого третьего лица.

В ст. 403 Гражданского кодекса («Ответственность должника за действия третьих лиц») отсутствует указанная формула ответственности. Стоит заметить, что она существует исключительно в отдельных статьях, например в п. 2 ст. 1021 Гражданского кодекса, кᴏᴛᴏᴩый устанавливает, что доверительный управляющий отвечает за действия избранного им поверенного как за ϲʙᴏи собственные. Точно так же хранитель, передавший полученные от поклажедателя вещи третьему лицу, несет ответственность за его действия, как за ϲʙᴏи собственные (ст. 895 Гражданского кодекса)

Во всех случаях, когда сторона передает исполнение обязательства третьему лицу, несмотря на существующий в законе или договоре запрет на такую передачу, она принимает риск действий последнего на себя. Это обстоятельство приобретает особое значение в случаях, когда ответственность должника строится на началах вины. Имеется в виду, что сам факт неправомерной передачи исполнения третьему лицу дает основания сделать вывод о вине стороны в нарушении обязательства.

Статья 403 Гражданского кодекса допускает возможность возложения законом на третье лицо, привлеченное должником к исполнению обязательств, непосредственной ответственности перед кредитором. При передаче исполнения должником третьему лицу, на кᴏᴛᴏᴩого возлагается непосредственная ответственность перед кредитором, у последнего, выступающего в качестве стороны по договору, будут два должника: контрагент по договору и исполнитель. И тогда у кредитора возникает право выбора между ними. Естественно, что исполнение одним из них влечет за собой прекращение договорного обязательства.

Ст. 312 ГК РФ предоставляет должнику право при исполнении обязательства в случаях, когда иное не предусмотрено соглашением сторон и не вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства, потребовать доказательств того, что исполнение принимается управомоченным кредитором лицом. Проверка наличия у лица, принимающего исполнение, ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙующих полномочий составляет не только право, но и обязанность контрагента. Ее нарушение влечет за собой возложение на сторону риска, связанного с тем, что лицо, кᴏᴛᴏᴩому передается исполнение, окажется ненадлежащим.

Специальный случай наделения третьего лица полномочиями по принятию исполнения предусмотрен п. 2 ст. 499 ГК РФ. Из ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙующей нормы вытекает, что продавец считается исполнившим обязательство, если он вручает исполнение либо покупателю, либо любому лицу, предъявившему квитанцию или иной документ, свидетельствующий о заключении договора или об оформлении доставки товаров. Указанный способ исполнения исключается только в случае, когда на ϶ᴛᴏт счет есть прямое указание в законе или в ином правовом акте, договоре либо не вытекает из существа обязательства.

Эвикция

Эвикция относится к ситуациям, при кᴏᴛᴏᴩых из действий третьего лица возникают определенные последствия для взаимоотношений сторон — удовлетворение требований третьего лица порождает определенные обязанности у стороны перед ее контрагентом. Имеется в виду, что при отсуждении вещи у покупателя у продавца возникает обязанность возместить покупателю причиненные данным убытки.

Эвикции посвящены ст. 461, 462 Гражданского кодекса. Речь идет о необходимости привлечения к участию в деле об отобрании имущества у покупателя и ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙенно участию привлеченного продавца под страхом утраты права доказывать впоследствии неправильность ведения дела покупателем. Соответствующим нормам придан императивный характер. Специально предусмотрена недействительность соглашения сторон об оϲʙᴏбождении продавца от ответственности в случае изъятия приобретенного товара у покупателя третьими лицами, а равно об ограничении такой ответственности.

Эвикция защищает интересы покупателя, но непременно действующего правомерно. По ϶ᴛᴏй причине покупатель, кᴏᴛᴏᴩый знал или должен был знать в момент приобретения товара о наличии у третьего лица оснований для заявления ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙующих требований, не может воспользоваться нормами, регулирующими эвикцию.

Правила эвикции могут применяться по аналогии при любом договоре, на основании кᴏᴛᴏᴩого приобретена отчуждаемая вещь.

Удивительные правовые последствия исполнения обязательства третьим лицом

1) Третье лицо исполняет обязательство должника:

– с учетом встречных обязательств перед должником (письменное/устное поручение должника уплатить кредитору должника);

– безвозмездно (третье лицо-даритель освобождает должника от имущественной обязанности перед кредитором должника);

– ошибочно (бывает и такое, вероятно; хотя чаще про «ошибочно» вспоминают, чтобы нивелировать п. 4 ст. 1109 ГК РФ).

КС РФ отметил в Постановлении от 23 декабря 2009 г. N 20-П: «Возложение исполнения обязательства на третье лицо — поскольку каких-либо других специальных ограничений для него федеральный законодатель не устанавливает — может опираться на совершенно различные юридические факты, лежащие в основе взаимоотношений между самостоятельными субъектами гражданского оборота и подлежащие оценке исходя из предусмотренных гражданским законодательством оснований возникновения прав и обязанностей».

Судя по тексту предыдущей редакции ст. 313 ГК РФ, законодатель исходил из того, что третье лицо должно само о себе позаботиться. Третьему лицу следовало до исполнения обязательства кредитору должника заключить с самим должником некий письменный договор (или получить от должника некий «просительный» документ), в котором согласовать исполнение такого обязательства. Иначе существовал риск услышать потом от должника «а я не просил тебя платить моему кредитору», а возврат неосновательного обогащения часто упирается в по-своему интересный п. 4 ст. 1109 ГК РФ.

В действующей редакции ст. 313 ГК РФ возобладал патернализм к третьему лицу. Согласно п. 5 ст. 313 ГК РФ к третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по обязательству в соответствии со ст. 387 ГК РФ. Происходит переход прав кредитора на основании закона (аналогичное, например, в страховании – суброгация прав кредитора страховщику). Таким образом, третье лицо, исполнившее (доказавшее исполнение) обязательство должника, становится новым кредитором должника по «старому» обязательству (перемена лиц в обязательстве).

А как на практике? Иногда весьма удивительно.

2) Права третьего лица к должнику

Выделю следующие ситуации:

а) Исполнение договора купли-продажи недвижимости третьим лицом влечет недействительность такого договора и возникновение права собственности на недвижимость у третьего лица

Такое дело в этом году рассматривал ВС РФ (Определение ВС РФ от 20 января 2015 г. N 18-КГ14-161). Верховный Суд, конечно же, не согласился с такой позицией нижестоящих судебных инстанций, направил дело на новое рассмотрение и в удовлетворении иска было все-таки полностью отказано.

Это хорошо. Только неизвестно, к сожалению, сколько аналогичных дел так и не стали объектом рассмотрения в ВС РФ. Вероятно, немало.

б) Исполнение договора купли-продажи недвижимости третьим лицом влечет признание такого договора заключенным между третьим лицом и кредитором и возникновение права собственности на недвижимость у третьего лица

Даже так. Вопрос чуть шире: что дает третьему лицу возможность доказать в суде, что имело место исполнение обязательства третьим лицом (даже если, может быть, такого исполнения третьим лицом и не было вовсе)?

Чтобы не спекулировать на конкретном деле, приведу такой абстрактный пример: вы (должник) приобретаете квартиру по договору купли-продажи у некоего продавца (кредитора). Вселяетесь, регистрируете переход права собственности, делаете ремонт, а через год к вам иск от третьего лица: признать договор заключенным между третьим лицом и кредитором, признать право собственности на квартиру за третьим лицом. В суде тот самый продавец (кредитор) говорит, что от вас ничего не получал в действительности, а получал от третьего лица (это раз: свидетельские показания) и еще и представляет подписанные между ним и третьим лицом предварительный договор и расписку, которые датированы чуть ранее вашего договора купли-продажи (это два: письменные доказательства).

Этот пример абстрактный, по ссылке – реальный. Я понимаю, конечно, принцип свободной оценки доказательств, но лучше тогда сразу обязать всех граждан производить расчеты в безналичном порядке/у нотариуса (хотя и в данных случаях при абсолютной дискреции можно разное представить). Иначе мы допускаем, что каждую вторую сделку на рынке недвижимости можно развернуть только через исполнение третьим лицом (не говоря о наличии и других методов).

3) Права третьего лица к кредитору

Здесь тоже интересно.

В 2010 г. в спорном вопросе появляется фигура «добросовестного кредитора» (Постановление Президиума ВАС РФ от 28 октября 2010 г. N 7945/10): «не может быть признано ненадлежащим исполнение добросовестному кредитору, который принял как причитающееся с должника предложенное третьим лицом, если кредитор не знал и не мог знать об отсутствии факта возложения исполнения обязательства на предоставившее исполнение лицо и при этом исполнением не были нарушены права и законные интересы должника. Поскольку в этом случае исполнение кредитором принимается правомерно, к нему не могут быть применены положения статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Затем, в 2011 г., появляется разъяснение относительно ситуации, когда договор между третьим лицом и должником признается недействительным (п. 14 Информационного письма ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. N 147): «признание судом недействительным договора, послужившего основанием для возложения на предпринимателя исполнения обязательства по возврату кредита, не может повлиять на права банка, принявшего исполнение, и не влечет признания такого исполнения обязательства ненадлежащим. Однако это не лишает сторону сделки, признанной судом недействительной, предъявить иск о применении последствий недействительности такой сделки».

И вот 2014 г., ФАС СЗО: «В соответствии с пунктом 1 статьи 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 названного Кодекса.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции правильно применил указанную норму и исходил из того, что ответчик, фактически получивший от истца денежные средства в размере 12 500 000 руб., не представил доказательств наличия каких-либо договорных или иных правовых оснований получения и удержания указанных денежных средств» (Постановление ФАС СЗО от 22 января 2014 г. по делу N А26-3145/2013).

Да, Президиум ВАС РФ этот судебный акт отменил (Постановление Президиума ВАС РФ от 15 июля 2014 г. N 3856/14). Но сам факт: арбитражный суд округа не смутила ни добросовестность кредитора, ни недобросовестность третьего лица, ни то, что предлагаемый подход является сигналом всем кредиторам – никогда не принимайте исполнение, предложенное за должника третьим лицом (и это еще и с учетом ст. 313 ГК РФ в предыдущей редакции).

Не думаю, что это единичные случаи. А речь идет всего лишь об исполнении обязательства третьим лицом.

Встречались ли вам подобные примеры?

Комментарий к статье 313 Гражданского Кодекса РФ

1. В интересах участников гражданского оборота в п. 1 комментируемой статьи закреплена презумпция в пользу права должника возложить исполнение на третье лицо и установлены основания, позволяющие эту презумпцию оспорить.

Отсылка к «существу обязательства» имеет в виду, что допустимость передачи исполнения зависит от характера действий, составляющих его предмет. В частности, при отсутствии прямого указания в обязательстве должник не может передать исполнение третьему лицу в случаях, когда обязательство носит творческий характер (например, договор с художником, режиссером, писателем).

2. Отдельными нормами для ряда случаев устанавливается презумпция, прямо противоположная закрепленной в комментируемой статье. Так, ст. 895 ГК запрещает передачу вещи на хранение третьему лицу, кроме случаев, когда на это получено согласие поклажедателя либо хранитель вынужден поступить подобным образом силою обстоятельств в интересах поклажедателя и притом лишен возможности получить согласие последнего.

3. Возложение обязательства на третье лицо весьма широко распространено в гражданском обороте, особенно применительно к предпринимательской деятельности и прежде всего при субконтрагентских отношениях. Чаще других п. 1 комментируемой статьи действует при транзитных поставках (поставщик вместо того, чтобы самостоятельно отгрузить товары покупателю, поручает сделать это своему поставщику — изготовителю товаров), при субподряде (по поручению подрядчика субподрядчик передает исполненное непосредственно заказчику), при субаренде (субарендатор по поручению арендатора вручает арендную плату непосредственно арендодателю), при субкомиссии (субкомиссионер передает приобретенный товар непосредственно комитенту во исполнение данного комиссионером поручения) и др. По договору финансовой аренды предполагается возложение арендодателем на продавца обязанности передать имущество арендатору (ст. 668 ГК).

4. Пункт 2 комментируемой статьи представляет собой новеллу ГК. В отличие от п. 1, который направлен главным образом на защиту интересов должника, передавшего исполнение третьему лицу (эти интересы гарантируются обязанностью кредитора принять исполнение от третьего лица), п. 2 призван защитить особый, самостоятельный интерес третьего лица, в т.ч. в случаях, когда он не совпадает с интересами самого должника.

Закрепленная в п. 2 императивная норма порождает определенное обязательство между третьим лицом и кредитором. Указанное обязательство имеет своим содержанием адресованное кредитору право третьего лица требовать от кредитора принятия предложенного исполнения.

Совершение третьим лицом соответствующих действий влечет прекращение данного обязательства подобно тому, как если бы эти действия совершил сам должник.

5. Содержащаяся в п. 2 отсылка к ст. 382 — 387 ГК, в частности, означает, что при оценке исполнения кредитором обязанности принять исполнение, предложенное третьим лицом, следует руководствоваться указанными нормами.

6. Хотя комментируемая статья и не содержит прямой отсылки к ст. 412 ГК, это не лишает должника права зачесть против требований третьего лица свое встречное требование к первоначальному кредитору при наличии условий, предусмотренных указанной статьей (см. коммент. к ней).

Другой комментарий к статье 313 ГК РФ

1. Согласно комментируемой статье исполнение любого, кроме требующего личного исполнения, обязательства может быть возложено на третье лицо. Пункт 1 комментируемой статьи предусматривает возложение исполнения на третье лицо именно должником. Однако п. 2 этой статьи делает исключение из правила о возложении исполнения самим должником: указанные здесь лица могут без согласия должника исполнить за него обязательство, при этом, как вытекает из текста нормы, речь идет главным образом о погашении денежного долга за счет этих третьих лиц.

Из изложенного не следует, что кредитору запрещено принимать исполнение, добровольно осуществляемое другими, кроме указанных в комментируемой статье, третьими лицами за должника. Если кредитор согласен, он может, например, принять сумму долга, предложенную гражданином за родственника-должника, не требуя согласия последнего. Вместе с тем с учетом обычаев делового оборота и деловых обыкновений кредитор должен уведомлять должника о предложении третьего лица уплатить за него долг, исполнить иное обязательство и уже в зависимости от содержания ответа должника решать вопрос о принятии или отказе принять предложенное исполнение.

Исполнение, предлагаемое третьим лицом по поручению должника или в силу закона (п. 2 комментируемой статьи), кредитор обязан принять. В противном случае кредитор признается просрочившим с последствиями, предусмотренными ст. 406 ГК. В иных случаях кредитор может не принимать исполнение, если возложения в смысле ст. 313 ГК не было. В таком случае просрочившим исполнение считается должник (ст. 405 ГК).

2. Обязательства личного характера должник обязан исполнить лично. Например, ст. 974 ГК устанавливает необходимость личного исполнения поручения поверенным. Личными являются обязательства автора создать произведение изобразительного искусства; обязательства, связанные с деятельностью артистов-исполнителей, обязательства по договору о возмездном оказании услуг (ст. 780 ГК и пр.).

Личный характер обязательства может вытекать из закона, иных правовых актов, договора, существа обязательства. В силу существа обязательства недопустима, например, передача выполнения работы квалифицированным мастером, которому заказчик доверил выполнение индивидуального заказа, не обладающему соответствующей квалификацией лицу (такое может случиться, например, при заключении договора подряда с гражданином, индивидуально осуществляющим предпринимательскую деятельность).

Во избежание споров по данному вопросу при заключении любого договора можно предусматривать запрет на передачу исполнения третьим лицам, т.е. условиями договора можно определить обязательство как связанное с личностью должника, хотя без такого указания в договоре оно в принципе личным обязательством и не является.

3. При возложении исполнения на третье лицо должник не выбывает из правоотношения. Этим возложение исполнения отличается от перевода долга (ст. 391 ГК), результатом которого является замена должника. При переводе долга обязанность переходит к новому должнику.

Должник, возложивший исполнение на третье лицо, отвечает перед кредитором по обязательству как за свои действия, так и за действия третьего лица (ст. 403 ГК). В установленных законом случаях может быть предусмотрена ответственность перед кредитором непосредственного исполнителя обязательства — третьего лица (см. коммент. к ст. 403 ГК).

4. В условиях перехода к рынку возложение исполнения обязательства на третье лицо особенно широко применяется в предпринимательских правоотношениях. Оно имеет место, в частности, при так называемых транзитных поставках; привлечении к подрядным работам субподрядчика; выплате арендных платежей не лизинговой компании, а по ее указанию — кредитору лизинговой компании; субкомиссии; субагентском договоре; при возложении исполнения банком клиента обязательства о перечислении средств клиента на счет поставщика на другие банки и пр.

5. При добровольном без ведома должника исполнении за него обязательства третьим лицом к нему права кредитора по обязательству не переходят. Если же требования кредитора удовлетворяют указанные в п. 2 комментируемой статьи лица: арендаторы, залогодержатели и др., опасающиеся утратить свои права на имущество должника вследствие обращения кредитором взыскания на него, — к ним переходят права кредитора по обязательству в соответствии с нормами о переходе прав кредитора к другому лицу в силу закона (ст. ст. 382 — 387 ГК).

При возложении исполнения на третье лицо самим должником исполнение обязательства приводит к прекращению обязательства исполнением (ст. 408 ГК).

Одновременно прекращается исполнение обязательства третьего лица перед должником, если и оно оформлено договором.

Например, торговая фирма заключила договор поставки с другой фирмой. Фирма-поставщик, в свою очередь, заключила договор поставки с предприятием-изготовителем, которое по указанию покупателя (посредника) отгружает продукцию в адрес получателя.

Предприятие-изготовитель по отношению к получателю является третьим лицом, а по отношению к покупателю — должником.

Исполнение обязательства в адрес получателя (транзитная поставка) прекращает обязательство по поставке между двумя фирмами и одновременно — обязательство предприятия-изготовителя перед покупателем (в случае если исполнение было надлежащим, а объем поставки по двум договорам одинаков).

6. Исполнение обязательства третьим лицом по смыслу комментируемой статьи сходно с исполнением обязательства за счет должника третьим лицом по поручению кредитора (ст. 397 ГК). Аналогия заключается в том, что в рамках действующего обязательства его реальное исполнение достигается действиями третьих лиц.

Различие между ними заключается в следующем:

1) по комментируемой статье исполнение третьему лицу поручается должником, а по ст. 397 ГК — кредитором. При этом кредитор может выполнить часть работ и своими силами;

2) должник, возложивший исполнение, отвечает за действия третьего лица. Кредитор же привлекает другое лицо для выполнения работы (если работа является объектом обязательства) по самостоятельному соглашению. Соответственно, появляется еще один должник, который отвечает по этому соглашению;

3) при возложении исполнения должником кредитор связан обязательством только с должником, а при привлечении кредитором третьего лица кредитор одновременно состоит в договорном обязательстве с неисправным должником и с тем, кого кредитор дополнительно привлек для выполнения работы. Соответственно, кредитор рассчитывается с дополнительным должником за счет средств, не освоенных неисправным должником, и за счет взыскания с него необходимых расходов и других убытков. При возложении исполнения должником расчеты производятся между должником и кредитором за счет средств кредитора.