Конституционные права человека

Система источников права человека

Клименко А.И., кандидат юридических наук, ст. преподаватель кафедры теории государства и права Московского университета МВД России.

Вопрос об источниках права человека предполагает ответы на следующие вопросы <1>: откуда происходит право человека, что питает право человека, что «вдыхает жизнь» в право человека, что «рождает» право человека и как оно «рождается»?

<1> См. о праве человека: Алексеев С.С. Линия права. М., 2006. С. 246 — 248; Малахов В.П. Концепция философии права: Науч. издание. М., 2007. С. 495 — 520.

Конечно, интуиция подсказывает, что в качестве источников права человека нужно рассматривать источники права в самом человеке как правовом существе, в его правосознании. А также источники права человека, находящиеся вне его, за пределами правосознания конкретного правового существа, то есть источники, находящиеся в социальной среде, в среде существования правового существа <2>.

<2> См. о правовом существе: Малахов В.П. Философия права. М., 2007. С. 188 — 202.

Привлекает наше внимание в ракурсе темы настоящей статьи подход известного французского философа А. Бергсона. В работе «Два источника морали и религии», рассматривая мораль и религию как нормативные системы, философ выделял в них статичную и динамичную части. Так, например, мораль он подразделял на закрытую (конформистскую) и открытую. В качестве двух источников он выделял стремление и давление. По аналогии мы можем применить его подход к объекту нашего изучения, то есть к праву человека <3>.

<3> См.: Бергсон А. Два источника морали и религии. М., 1994; Маритен Ж. От Бергсона к Фоме Аквинскому. Очерки метафизики и этики. М., 2006.

Действительно, говоря о праве человека, мы выделяем статичную (закрытую) часть, источником которой выступает нормативное давление со стороны общества и государства с целью обеспечения правового порядка, и динамичную (открытую) часть, источником которой выступает необходимость реализации стремления правового чувства в действиях правового существа, то есть необходимость реализации субъективного права.

Стремление, по А. Бергсону, в изложении его концепции Ж. Маритеном, «…исходит от призыва высших душ, сопричастных духовному порыву и проникающих в открытый бесконечности мир свободы и любви, недосягаемый для психологических и социальных механизмов; оно исходит от призыва героя и от движущей силы эмоции, которая, передаваясь душе и пробуждая ее сокровеннейшее жизненное начало, делает ее свободной» <4>. Давление при этом «…исходит от социальных образований и от того закона страха, которому подвержен индивидуум, вынужденный принимать жизненные правила, навязанные группой и предназначенные обеспечить сохранение последней; правила эти требуют одного: следовать рутине и беспощадному автоматизму материи» <5>.

<4> Маритен Ж. От Бергсона к Фоме Аквинскому. Очерки метафизики и этики. М., 2006. С. 42; Бергсон А. Два источника морали и религии. М., 1994.
<5> Маритен Ж. От Бергсона к Фоме Аквинскому. Очерки метафизики и этики. М., 2006. С. 42.

Таким образом, стремление и давление можно рассматривать и как источники права человека, так как стремление лежит в основе субъективного права, давление — в основе общесоциального права. Однако такой подход является общим. Определенные в соответствии с ним источники не сообщают праву человека собственно правовую специфику. О стремлении и давлении, к примеру, можно говорить как о двух основных источниках морали или религии, что и делает философ А. Бергсон. Тем не менее, на наш взгляд, выявление этих источников права человека имеет значительное теоретическое значение и в научном плане открывает нам дополнительные возможности изучения права человека как социального и индивидуального феномена.

Развивая этот подход, мы можем говорить о том, что стремление является содержательным источником права, стремление проявляется в эманации правового чувства — чувства влечения к абсолюту — справедливости. Чувство справедливого рождает конкретное притязание, но это притязание еще само по себе сразу не становится правом. Для того чтобы стать правом, оно должно пройти стадию «социальной верификации», испытать оформляющее и определяющее его границы давление. Давление — формальный источник права. Давление исходит от социального организма в целом. Оно направлено на ограничение индивидуального произвола. Оно выражается в признании притязания или квалификации его как произвола. В первом случае можно говорить о рождении права из притязания, а во втором — об отрицании правового характера притязания. Таким образом, чувство влечения к абсолюту-справедливости не рождает право само по себе, но оно сменяется чувством абсолюта — справедливости и порядка, которое есть результат социальной верификации, и рождает право.

Таким образом, «живая», «реальная» норма права формируется как результат индивидуального стремления к справедливости и социального давления, которое направлено на стандартизацию, собственно нормализацию поведения правового существа. Норма как шаблон поведения, применяемый к множеству подобных случаев, сама по себе по самой своей природе содержит потенциал несправедливости. Таким образом, подлинно правовое регулирование общественных отношений, целью которого выступает не произвольный порядок, а именно справедливый порядок, немыслимо без механизма, придающего норме динамизм, изменяющего содержание этой нормы. Чтобы оставаться правовой (справедливой), норма должна быть гибкой, и «гнуться» она должна под влиянием стремления правового существа к справедливости, однако она должна обладать и определенным «запасом прочности», чтобы противостоять произволу, умышленно либо по заблуждению принимаемому индивидом за его субъективное право — справедливое притязание. В ракурсе данных рассуждений мы близко подходим к некоторым концепциям американской и скандинавской школы правового реализма <6>. Здесь мы предлагаем дуалистическую концепцию «динамичной нормы», смысл которой заключается в постоянном непрекращающемся процессе взаимной верификации чувства справедливости и социального порядка. Только при этом чувство справедливости способно рождать право (то есть именоваться правовым чувством, рождающим в конечном итоге идею права, и осознанное правовое притязание), а порядок быть справедливым, то есть правовым (правопорядком). Надо здесь особо отметить, что сами термины «динамичная норма», «норма с меняющимся содержанием» заключают в себе определенное противоречие подобно тому, как норма вообще заставляет нас думать о том, что для какого-нибудь случая она будет несправедливой, несмотря на ее природу и цели, это само по себе выражает конфликтный потенциал в праве человека — потенциал напряжения, который выступает мощным двигателем правовой жизни индивида и общества. То есть конфликт стремления и давления рождает право человека, выраженное в «динамичной норме».

<6> См.: Ллойд Д. Идея права. М., 2002. С. 247.

Правовое существо должно учитывать социальные нормы, но не должно подменять себя, свое правосознание, свое правовое чувство нормой и отождествлять его с нормой. В противном случае право человека теряет свою человечность, становится отчужденным неподлинным правом. Таким образом, Ф. Ницше был прав, когда утверждал, что человеком является лишь тот, кто способен нарушить (преступить) норму, однако эта его способность не обесценивается, пребывая в потенции, она должна быть реализована, но только подкрепленная правовым чувством, искренней убежденностью в своей правоте, и предполагает общественное признание впоследствии как результат социальной верификации индивидуальной воли.

Можно пойти и по другому пути, выявив дуализм источников права человека в другом контексте, при этом основным источником права выступает правосознание человека. Право становится для человека и общества правом лишь тогда, когда оно осознается как право. Простое чувство правоты не есть еще право. С другой стороны, осознание какого-либо права (предположение о том, что оно существует) обязательно должно быть подкреплено чувством права. В этом смысле мы можем говорить о правовой интуиции и правовой концептуализации как источниках права человека. Продуктом правовой интуиции является идея права, продуктом правовой концептуализации является идея права. Только единство чувства и идеи образует право. Это справедливо применительно как к индивидуальному правосознанию, так и к правосознанию как форме общественного сознания. Здесь мы касаемся вопроса, связанного с правовой психологией и правовой идеологией, выделяемыми традиционно в качестве частей (или уровней) правосознания. Правовая идеология включает идеи, которые нуждаются в подкреплении правовым чувством, а психология — чувства и переживания, которые требуют их оформления в идеи — концептуализации. В этой связи стоит утверждать, что правовая идеология и правовая психология действительны в своем качестве (то есть являются подлинно правовыми) лишь в той части, где они отражают друг друга, опираются друг на друга.

В качестве источников права человека в достаточно широком смысле можно рассматривать следующую пару источников: правовое сознание и правовое бытие. Правовое сознание выражается в правовой теории и правовой вере, правовое бытие — в правовой практике и правовых действиях. В этом плане примечательна аналогия с библейским принципом единства «веры» и «дел». По библейскому утверждению, «вера» и «дела» имеют смысл лишь в единстве, сами по себе они лишены смысла. И у нас, как мы видим, только совпадение правового сознания и правового бытия придает им действительность, только правовое бытие, согласное с правовым сознанием, является подлинно правовым, и только правовое сознание, объемлющее правовое бытие, является подлинно правовым. То есть их совпадение есть критерий их действительности.

Во всех предложенных системах выделяются два основных источника права человека, что, на наш взгляд, вполне закономерно. Право человека есть человеческий феномен, и для его рождения, как и для рождения самого человека, требуется два различных начала, два источника.

Источники

Права человека (система N 1)
¦ ¦
————————+-¬ —+————————¬
¦ Стремление ¦ ¦ Давление ¦
¦ Содержательный источник ¦ ¦ Формальный источник ¦
¦ права человека ¦ ¦ человека ¦
L————————— L—————————-
—————————¬ —————————-¬
¦ Эманация правового ¦ ¦ Ограничение произвола ¦
¦ чувства ¦ ¦ ¦
L————————— L—————————-
—————————¬ —————————-¬
¦ Внутренние источники ¦ ¦ Внешние источники ¦
¦ (конкретные притязания) ¦ ¦(конкретные акты признания)¦
L————————— L—————————-
——————————¬ ——————————¬
¦ В идеологическом аспекте ¦ ¦ В идеологическом аспекте ¦
¦доминирующая идея — источник¦ ¦доминирующая идея — источник¦
¦ идея справедливости ¦ ¦ идея порядка ¦
L—————————— L——————————
—————————¬ —————————-¬
¦ Благодать ¦ ¦ Закон ¦
¦ (по Иллариону «Слово ¦ ¦ (по Иллариону «Слово ¦
¦ о Законе и Благодати») ¦ ¦ о Законе и Благодати») ¦
L————————— L—————————-
——————————¬ ——————————¬
¦Социально-антропологический ¦ ¦ Социально-антропологический¦
¦ аспект ¦ ¦ аспект ¦
¦ Источник — магия: ¦ ¦ Источник — религия: ¦
¦представления о божественном¦ ¦ Представление о Боге ¦
¦ в человеке (сверхъестес- ¦ ¦ «Бог как мир» ¦
¦ твенное имманентное) ¦ ¦ (сверхъестественное ¦
L—————————— ¦ трансцендентное) ¦
L——————————

Источники

Права человека (система N 2)
¦ ¦
——————+-¬ —+————————¬
¦ Правовая интуиция ¦ ¦Правовая концептуализация ¦
L——————— L—————————
———————¬ ———————¬
¦ Чувство права ¦ ¦ Идея права ¦
L——————— L———————
———————¬ ———————¬
¦Правовая психология¦ ¦ Правовая идеология ¦
¦ (как уровень ¦ ¦ (как уровень ¦
¦ правосознания) ¦ ¦ правосознания) ¦
L——————— L———————

Источники

Права человека (система N 3)
¦ ¦
——————+—¬ —-+————¬
¦ Правовое сознание ¦ ¦ Правовое бытие ¦
L——————— L——————
———————¬ ——————-¬
¦ Правовая теория ¦ ¦ Правовая практика¦

Право на свободу и личную неприкосновенность

ПРАВО НА СВОБОДУ И ЛИЧНУЮ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ — одно из основополагающих прав человека — возможность делать все, что не нарушает прав других людей и общества в целом. Право на свободу, в частности, включает комплекс конкретных правомочий, реализуемых в сфере личной (свобода выбора места пребывания, свобода передвижения, половая свобода и т. д.), политической (свобода мысли, свобода слова и т. д.), профессиональной (свобода труда, свобода творчества и т. д.) жизни. Рабство признано преступлением международного характера. Право на свободу может быть ограничено (в большей или меньшей степени) в качестве уголовного наказания на определенный срок или даже пожизненно. Право на свободу не исключает также принудительного привлечения-лица к выполнению конституционных обязанностей, таких, как воинская.

Личная неприкосновенность предполагает недопустимость какого бы то ни было вмешательства извне в область индивидуальной жизнедеятельности личности и включает физическую и психическую неприкосновенность.

Впервые данное право было закреплено в государственном праве Англии в XVII в. в виде процедуры хабеас корпус. В XVIII в. это право было провозглашено во французской Декларации Яров человека и гражданина 1789 года и Билле о правах США 1791 г. В настоящее время оно закрепляется в ст. 3 Всеобщей декларации прав человека 1948 г., ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., а также конституциями практически всех государств мира, в том числе ст. 22 Конституции РФ. В качестве основной гарантии этого права Конституция РФ предусматривает, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 ч.

Свобода и неприкосновенность лица могут быть ограничены также в медицинских целях. Прежде всего это касается психиатрической помощи (см. Принудительные меры медицинского характера).

В случае причинения гражданину физического, морального или имущественного вреда вследствие нарушения его права на свободу и личную неприкосновенность этот вред подлежит обязательному возмещению на основании ст. Г6 и гл. 59 ГК РФ.

Свобода и неприкосновенность личности находятся под охраной также уголовного права. УК устанавливает уголовную ответственность за такие преступления против свободы личности, как похищение человека, незаконное лишение свободы, незаконное помещение в психиатрический стационар. Гораздо более широк перечень запрещенных уголовным законом посягательств на личную неприкосновенность человека (см. Преступления против личности). УК наделяет человека также правом самостоятельно защищать свою свободу личную неприкосновенность в рамках необходимой обороны. С этой же целью гражданам предоставлено право приобретать и использовать оружие самообороны.

Дополнительные гарантии права установлены для некоторых категорий лиц, пользующихся в силу своего служебного положения повышенной правовой охраной, — депутатов, судей, дипломатов.

Данный вид права относится к числу прав, которые в соответствии с п. 1 ст. 56 Конституции РФ могут быть временно ограничены в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с ФКЗ.

Додонов В.Н.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Какие бывают права человека?

Права человека являются исходными, они присущи всем людям от рождения независимо от того, являются они гражданами государства, в котором живут, или нет, они проистекают из естественного права. Эти права носят естественно-правовой характер, а потому неотъемлемы и неотчуждаемы. Они сохраняются за человеком даже тогда, когда он сам от них отказывается.

Такими являются следующие права:

  1. на жизнь. Никто не может быть в произвольном порядке лишен жизни. Оно предполагает проведение государством миролюбивой политики, которая исключает конфликты и войны. В мирных условиях гарантия данного права не сводится к запрещению убийства, государство обязано организовать эффективную борьбу с преступностью и особенно с террористическими акциями. Также гарантиями этого права служат системы здравоохранения, охраны от несчастных случаев на производстве, профилактики дорожно-транспортных происшествий, пожарной безопасности и др.;
  2. достоинства личности. Это качество человека равнозначно праву на уважение и обязанности уважать других;
  3. на свободу и личную неприкосновенность. Право на свободу есть не что иное, как сама свобода, т.е. возможность совершать любые непротивоправные поступки. В неразрывной связи с ним находится личная неприкосновенность человека, которая охватывает его жизнь, здоровье, честь, достоинство. Человек имеет право сам распоряжаться своей судьбой, выбирать свой жизненный путь;
  4. на частную жизнь. Частная жизнь представляет собой совокупность тех сторон его личной жизни, которые он в силу своей свободы не желает делать достоянием других. Частная жизнь отражает стремление каждого человека иметь свой собственный мир интимных и деловых интересов, скрытый от посторонних глаз;
  5. на неприкосновенность жилища. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, иначе как в случаях, которые предусмотены федеральным законом, или на основании судебного решения.
  6. Правом на охрану жилища пользуются лица, которые являются его собственниками, арендаторами или проживающие по договору найма;
  7. на национальную принадлежность;
  8. на свободу передвижений и местожительства. Этого права лишены все лица, которые проникли в страну с нарушением визового режима или законодательства о въезде;
  9. на свободу совести и вероисповедания. Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними;
  10. на свободу мысли и слова. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

К ним также можно отнести:

  1. право на экономическую деятельность;
  2. право частной собственности;
  3. трудовые права и свободы;
  4. право на защиту материнства;
  5. право на социальное обеспечение;
  6. право на жилище;
  7. право на охрану здоровья и медицинскую помощь;
  8. право на благоприятную окружающую среду;
  9. право на образование, свободу творчества;
  10. право на участие в культурной жизни.