Отказ возбуждения уголовного дела

Процессуальный порядок отказа в возбуждении уголовного дела

Отказ в возбуждении уголовного дела представляет собой исключение документального производства, предусмотренного УПК РФ, и совершение связанных с ним уголовно-процессуальных действий, включая следственные действия, а также применение мер процессуального принуждения.

В соответствии с ч. 1 ст. 148 УПК РФ при отсутствии основания для возбуждения уголовного дела руководитель следственного органа, следователь, орган дознания или дознаватель выносят постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Отсутствие основания для возбуждения уголовного дела означает, что содержащиеся в сообщении и других собранных материалах данные свидетельствуют об отсутствии события, на которое указывает заявитель, либо об отсутствии в этом событии состава преступления (п. 1,2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

Отсутствие события преступления предполагает отсутствие самого факта, для расследования которого ведется производство по уголовному делу. Это основание включает в себя также случаи, когда событие предполагавшегося преступления явилось результатом действия стихийных сил природы (наводнение, землетрясение, удар молнии и т.д.), физиологических, физических или химических процессов, не зависящих от сознания и волевого контроля лиц, а также случаи, когда происшедшее стало результатом действия самого лица (самоубийство, несчастный случай на производстве в результате вины пострадавшего при отсутствии вины других лиц).

Отсутствие в деянии состава преступления означает, что сам факт деяния, совершенного конкретным лицом, установлен, но (1) оно не предусмотрено либо не расценивается уголовным законом в качестве преступления вследствие того, что преступность и наказуемость деяния устранены уголовным законом, вступившим в силу после совершения этого деяния; (2) отсутствуют предусмотренные законом условия для признания наличия состава преступления; (3) деяние имело место и предусмотрено УК РФ, однако отсутствуют признаки, указывающие на умысел или неосторожность лица, его совершившего (казус); (4) деяние совершено в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости; (5) имел место добровольный отказ от совершения преступления, если фактически совершенное не содержит состава иного преступления; (6) имеются установленные законом условия, исключающие уголовную наказуемость деяния. Отказ в возбуждении уголовного дела по данному основанию допускается лишь в отношении конкретного лица.

В возбуждении уголовного дела отказывается и при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, если одновременно имеются основания отказа в возбуждении уголовного дела. К числу таких оснований относятся: (1) истечение сроков давности уголовного преследования; (2) отсутствие заявления потерпевшего по делам частного и частно-публичного обвинения; (3) отсутствие в необходимых случаях соответствующего заключения о наличии признаков преступления либо заключения о наличии признаков преступления или согласия на возбуждение уголовного дела (п. 3, 5-6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

Истечение сроков давности уголовного преследования определяется на основании ст. 78 УК РФ, в которой установлены сроки давности и сформулированы основные правила их применения.

Лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки: (а) два года после совершения преступления небольшой тяжести; (б) шесть лет после совершения преступления средней тяжести; (в) десять лет после совершения тяжкого преступления; (г) пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления.

При решении вопроса об отказе в возбуждении уголовных дел за истечением сроков давности особое внимание следует обращать на правильность квалификации действий (бездействия) лица и точное исчисление сроков давности привлечения его к уголовной ответственности. Необходимо соблюдать требования закона об обратной силе, если предусмотренное УК РФ увеличение или ужесточение санкций за совершение преступления влечет за собой увеличение срока давности.

Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу. В случае совершения лицом нового преступления сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно.

Срок давности по длящимся преступлениям начинает течь с момента, когда лицо явилось с повинной или было задержано, а при продолжаемых преступлениях срок давности начинает течь с момента исполнения последнего деяния, образующего объективную сторону состава данного преступления.

Сроки давности, предусмотренные ст. 78 УК РФ, при освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности сокращаются наполовину.

При решении вопроса об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с истечением сроков давности следует выяснить, не были ли сроки давности приостановлены. Течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от предварительного расследования или суда. В этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания указанного лица или явки его с повинной.

Вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, решается судом. На этом основании не только не может быть отказано в возбуждении уголовного дела, но дело не может быть прекращено на стадии предварительного расследования. Если суд не сочтет возможным освободить указанное лицо от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, то смертная казнь и пожизненное лишение свободы не применяются.

К лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества, предусмотренные ст. 353, 356-358 УК РФ, сроки давности не применяются.

Отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, исключает производство по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения1Как уже упоминалось выше, исключение составляют случаи, когда в соответствии с ч. 4 ст. 20 УПК РФ руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждает уголовное дело о преступлении, по которому уголовное преследование осуществляется в частно-публичном или частном порядке, и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.. По этому же основанию уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению, если деяние, предусмотренное главой 23 УК РФ, причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, когда уголовное дело возбуждается по заявлению руководителя данной организации или с его согласия.

Отсутствие заключении суда о наличии признаков преступлении в действиях Генерального прокурора РФ или Председателя Следственного комитета РФ либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи является основанием отказа в возбуждении уголовного дела в отношении перечисленных лиц.

На первый взгляд п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ предусматривает еще одно основание отказа в возбуждении уголовного дела — смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего. Однако необходимо напомнить, что процессуальный статус подозреваемого или обвиняемого лицо может приобрести только в рамках уже возбужденного уголовного дела. Поэтому указанное положение не может быть признано основанием отказа в возбуждении уголовного дела. Учитывая, что ст. 24 УПК РФ называется «Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела», следует признать, что в п. 4 ч. 1 данной статьи речь идет об основании прекращения уголовного дела.

Таким образом, решение об отказе в возбуждении уголовного дела принимается при отсутствии основания для возбуждения уголовного дела, т.е. достаточных данных, указывающих на признаки преступления, а также при наличии оснований отказа в возбуждении уголовного дела, предусмотренных ст. 24 УПК РФ.

Отсутствие основания для возбуждения уголовного дела либо наличие оснований отказа в возбуждении уголовного дела должно быть установлено с достаточной степенью достоверности, которую можно достичь средствами, имеющимися в распоряжении руководителя следственного органа, следователя, дознавателя или органа дознания на этой стадии уголовного процесса.

Еще с большей степенью достоверности должны быть установлены обстоятельства при отказе в возбуждении уголовного дела ввиду отсутствия в деянии состава преступления, что предполагает наличие сведений о лице, совершившем деяние. Поэтому отказ в возбуждении уголовного дела по данному основанию допускается лишь в отношении конкретного лица.

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела

Об отказе в возбуждении уголовного дела руководитель следственного органа, следователь, орган дознания или дознаватель выносит постановление. Этот процессуальный документ состоит из вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частей.

Во вводной части содержатся данные о месте и дате составления постановления, лице, его составившем, а также сведения, касающиеся сообщения о преступлении. В описательно-мотивировочной части излагаются результаты проверки сообщения о преступлении и основание отказа в возбуждении уголовного дела. Резолютивная часть содержит формулировку принятого решения об отказе в возбуждении уголовного дела.

Решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с мотивированным постановлением прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного следствия для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства может быть принято только с согласия руководителя следственного органа, которое должно найти отражение в виде отметки в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела.

При вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, связанного с подозрением в его совершении конкретного лица или лиц, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания обязаны рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос в соответствии со ст. 306 УК РФ в отношении лица, заявившего или распространившего заведомо ложное сообщение о преступлении. В случае возбуждения уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ, об этом выносится отдельное постановление в обычном порядке. Отказ в возбуждении уголовного дела может быть оформлен отдельным постановлением, а может быть отражен дополнительным пунктом и в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела по указанному сообщению о преступлении. В любом случае факт не подтверждения сообщения о преступлении, связанного с подозрением в его совершении конкретного лица, должен найти документальную юридическую оценку.

Если решение об отказе в возбуждении уголовного дела было принято по результатам проверки сообщения о преступлении, распространенного в средствах массовой информации, то сведения о решении подлежат обязательному опубликованию. В таком случае в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела делается соответствующая отметка.

Материалы, по которым вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, в органах внутренних дел Российской Федерации регистрируются в Журнале учета материалов, по которым вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, который ведется сотрудником отдела (отделения, группы) анализа, планирования и контроля или лицом, исполняющим его обязанности.

Материалу присваивается очередной порядковый номер (через дробь): номер по КУСП / номер по журналу учета материалов, по которым вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (п. 88 Административного регламента МВД России).

Копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента его вынесения направляется заявителю и прокурору. При этом заявителю разъясняются его право обжаловать данное постановление прокурору, руководителю следственного органа или в суд, а также порядок обжалования.

Прокурор, признав отказ в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, отменяет постановление дознавателя, органа дознания об отказе в возбуждении уголовного дела и направляет соответствующее постановление начальнику органа дознания либо отменяет постановление руководителя следственного органа, следователя об отказе в возбуждении уголовного дела и направляет соответствующее постановление руководителю следственного органа. Пункт 90 Административного регламента МВД России предписывает при отмене прокурором незаконных постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел материалы, возвращенные для проведения дополнительной проверки, незамедлительно регистрировать в журнале учета материалов об отказе в возбуждении уголовного дела, возвращенных для проведения дополнительной проверки.

Руководитель следственного органа, признав отказ в возбуждении уголовного дела соответствующего руководителя следственного органа или следователя незаконным или необоснованным, отменяет его и возбуждает уголовное дело либо направляет материалы для дополнительной проверки со своими указаниями.

Судья, рассмотрев в установленном законом порядке жалобу заявителя и признав отказ в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, выносит соответствующее постановление, направляет его для исполнения руководителю следственного органа или начальнику органа дознания и уведомляет об этом заявителя.

В движении в защиту прав избирателей «Голос» сообщили, что представителям зарегистрированного движением СМИ «Молния» избиркомы Хакасии и Владимирской области отказали в аккредитации на вторые туры выборов губернаторов. Избиркомы сослались на то, что отдельной аккредитации на «повторное голосование» нет и действует аккредитация первого тура выборов.

Согласно законодательству, наблюдать за выборами могут лица, направленные от партий и кандидатов, общественных палат, или аккредитованные избиркомами журналисты. Именно по этой причине «Голос» зарегистрировал СМИ «Молния» — в движении критически относятся к наблюдателям из общественных палат, объясняя это их аффилированностью с властями.

Избиркомы Хакасии и Владимирской области отказали представителям «Молнии» в аккредитации на вторые туры выборов глав регионов, мотивируя это тем, что отдельной аккредитации на 23 сентября не существует — так как это повторное голосование в рамках выборов, которые прошли 9 сентября.

Зампред владимирского избиркома Сергей Канищев объяснил “Ъ”, что правила Центризбиркома об аккредитации СМИ на выборах и федеральное законодательство не предусматривают повторной аккредитации. «Избирательная кампания одна и та же. В порядке, который разработал ЦИК, указано, что последний день аккредитации — 5 сентября. Соответственно, те, кто аккредитовался до 5 сентября, имеют право присутствовать на избирательных участках, включая федеральные СМИ, которые аккредитовались через ЦИК»,— заявил господин Канищев. Начальник отдела общественных связей и информации хакасского избиркома Дмитрий Кирсанов также заявил, что «это повторное голосование в рамках одной объявленной кампании, которая пролонгирована». «Это четко прописанная норма в постановлении ЦИК России, которой мы руководствуемся и отступить от которой не можем»,— сказал он.

Главный редактор сетевого издания «Молния» Василий Вайсенберг отметил, что проблема возникла из-за того, что вторых туров никто не ожидал. «У журналиста может не быть аккредитации на выборы в Хакасии, но он захотел посмотреть, что там происходит, и приехать из другого региона. Тем более вторые туры всегда более конкурентные и интересные, конечно, это привлекает внимание представителей СМИ»,— сказал он “Ъ”.

Для оперативного разрешения ситуации сетевое издание «Молния» обратилось в ЦИК неофициально и получило ответ, что позиция ЦИКа совпадает с позицией республиканского избиркома.

Член федерального совета движения «Голос — за честные выборы» Станислав Андрейчук назвал ситуацию абсурдной и противоречащей принципу открытости и гласности в деятельности избирательных комиссий, который закреплен, как в российском законодательстве, так и в ряде международных документов, подписанных РФ. Юрист «Голоса» Станислав Рачинский указывает, что и в ЦИКе считают используемые в законе слова «день голосования» относящимися ко второму туру. «Только что ЦИК, говоря о возможных сроках проведения повторных выборов в Приморье, отталкивался от того, что используемые в законе слова «день голосования на основных выборах» относятся и ко второму туру»,— считает эксперт.

Дмитрий Инюшин, Новосибирск; Александр Тихонов, Ярославль; Екатерина Гробман

Стадия возбуждения уголовного дела за и против

А.И. Бастрыкин
доктор юридических наук, профессор,
заслуженный юрист Российской
Федерации
Тезисы к дискуссии на тему: «Упразднение стадии возбуждения уголовного дела: за и против»
Уважаемые коллеги!
Вопрос о значении и необходимости стадии возбуждения уголовного дела активно обсуждается юридическим сообществом уже длительное время.
Еще авторы Концепции судебной реформы, одобренной Постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 года, предлагали упразднить доследственную проверку как «суррогат расследования».
Вместе с тем согласиться с авторами, отрицающими самостоятельность и необходимость стадии возбуждения уголовного дела, невозможно.
Инициаторы ее упразднения предлагают лишить современный российский уголовный процесс одной из важных частей, обеспечивающей эффективность не только досудебного производства, но и в конечном счете всей уголовно-процессуальной деятельности.
В последнее время эта стадия производства неоднократно подвергалась изменениям: с 1 июля 2002 года в текст всего десяти ключевых статей раздела «Возбуждение уголовного дела» (ст. 140 – 149 УПК РФ) изменения вносились более 50 раз.
Представляется, что стремление законодателя найти оптимальный вариант первоначальной стадии процесса свидетельствует о желании сохранить ее, сделав работу на данном этапе более эффективной, отвечающей потребностям современной правоохранительной практики.
С нашей точки зрения, деятельность по проверке информации о преступлении необходима.
Уголовное судопроизводство неизбежно предполагает первичную проверочную деятельность с целью определения, есть ли в сообщении о правонарушении признаки уголовно наказуемого деяния или речь идет об ином правонарушении, не требующем уголовного судопроизводства. Такой этап существует объективно и не зависит от признания или непризнания возбуждения уголовного дела самостоятельной стадией процесса.
Во-первых, на практике этот механизм «фильтрации» ограждает следственные органы и органы дознания от ненужной работы, давая им возможность сосредоточить свое внимание на расследовании тех фактов, в которых усматриваются признаки преступления. Именно с этой точки зрения оценивает названную стадию и законодатель, обязывая принимать все необходимые меры к проведению тщательной проверки сообщений о преступлениях (ст. 144 УПК РФ).
Как следует из статистических данных, рассмотрение более половины всех сообщений о преступлениях завершается обоснованным отказом в возбуждении уголовного дела. Значительные силы и средства правоохранительных органов тратятся на проверку информации о событиях, которые не являются преступлениями.
Так, например, в 2015-2016 годах в органах внутренних дел по результатам рассмотрения 56% сообщений о преступлении вынесены решения об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом 95% решений принято в связи с отсутствием в деянии состава преступления или отсутствием события преступления. И только по 3% отмененных постановлений из общего числа решений об отказе в возбуждении уголовного дела в последующем возбуждены уголовные дела.
За этот же период в Следственном комитете Российской Федерации приняты решения об отказе в возбуждении уголовного дела примерно по 60% сообщений о преступлении. При этом 98% решений об отказе в возбуждении уголовного дела – в связи с отсутствием состава или события преступления. И только около 1% постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела отменено с последующим возбуждением уголовного дела.
В связи с этим следует обратить внимание на содержание сообщений о преступлениях, после проверки которых было отказано в возбуждении уголовного дела.
Правоприменительная практика и научные исследования, посвященные данной теме, показывают, что примерно 1/4 таких материалов – о лицах, покончивших жизнь самоубийством, и о трупах, направленных на судебно-медицинское исследование для установления причин смерти; около 15% – по сообщениям медицинских учреждений о лицах, поступивших с телесными повреждениями; примерно 10% материалов – о действиях лиц, невиновность которых в совершении преступления удалось установить в результате проверки сообщения.
Значительная часть «отказных» материалов связана с тем, что заявители не желают, чтобы их обидчики были привлечены к уголовной ответственности. Во многих случаях целью является «припугнуть» соседа, сожителя либо супруга привлечением к ответственности за оскорбление, нанесение побоев, высказывание угроз и т.д. Большинство таких заявлений содержит признаки преступлений частного обвинения, и после вызова «виновного» в полицию для объяснения заявители отказываются от последующего обращения в суд.
(Справка: Петров А.В. Значение и необходимость стадии возбуждения уголовного дела // Законность. 2014. № 5. С. 44 – 48).
Зачастую основанием заявлений являются гражданско-правовые деликты, в том числе попытки решить таким образом вопросы в экономической сфере.
Очевидно, что нет никакой необходимости для разрешения этих конфликтов возбуждать уголовные дела и проводить предварительное расследование.
Во-вторых, необходимо отметить, что проверка сообщения о преступлении имеет самостоятельную цель и более узкие ее задачи.
Для принятия решения о возбуждении уголовного дела необходимы повод и основания.
При очевидных преступлениях (когда имеется повод для возбуждения уголовного дела и очевидны его основания) решение о возбуждении уголовного дела принимается безотлагательно, без проведения процессуальной проверки.
В тех случаях, когда повод для возбуждения уголовного дела есть, но в самом сообщении нет достаточных данных, указывающих на признаки преступления, проверочные действия проводятся именно с целью установления наличия либо отсутствия оснований для возбуждения уголовного дела.
На стадии возбуждения уголовного дела происходит отграничение преступного деяния от иных правонарушений. Особенно, если это касается специфических видов преступлений, для которых имеются весьма близкие составы административных и даже гражданско-правовых правонарушений. Для этого необходимо как минимум установить определенный набор фактических обстоятельств, свидетельствующих о возможно преступном характере деяния, что и дает основание начинать расследование. В то же время это является существенной правовой гарантией от необоснованного вовлечения личности в уголовное судопроизводство на последующих стадиях.
Оторванные от жизни положения о незамедлительном возбуждении уголовного дела сразу же после получения заявления, сообщения будут провоцировать на то, чтобы их нарушали, находили способы не регистрировать те заявления и сообщения, которые, по мнению должностных лиц, не связаны с преступлением. Фильтрация заявлений и сообщений таким способом, с помощью интуиции и с благими намерениями не делать лишнюю работу, может привести к серьезным ошибкам и злоупотреблениям.
Нам часто приводят в пример УПК Украины 2012 г., который закрепил отказ от стадии возбуждения уголовного дела. И теперь любое сообщение о преступлении должно быть зарегистрировано в Едином реестре досудебных расследований, что предполагает обязательное начало производства по делу.
Вместе с тем на практике часто выносится решение об отказе в регистрации, которое законом не предусмотрено, что свидетельствует о фактическом реанимировании конструкции отказа от возбуждения уголовного дела под другим наименованием.
В то же время, поскольку в регистрации отказать невозможно, следователи и прокуроры зачастую вносят в Единый реестр досудебного расследования сведения о правонарушениях, которые заведомо преступлениями не являются, а затем буквально на второй день выносят постановление о прекращении уголовного производства. По имеющимся данным, прекращается фактически каждое второе уголовное производство.
(Справка: В.С. Шадрин. Судьба стадии возбуждения уголовного дела/ Законность. 2015. № 1. С. 47 – 51).
Таким образом, практика прекращения следственных производств по своим последствиям вполне может сравниться с негативной практикой отказов в возбуждении уголовного дела.
К чему привела такая мера на Украине, мы видели на практике в Крыму и Севастополе. Количество досудебных производств выросло в сотни раз, в связи с чем работа по ним зачастую не велась, и они лежали «мертвым грузом». Следователям Следственного комитета пришлось в течение первых месяцев решать вопрос об их прекращении.
Наряду с этим вопреки статистике делается вывод о том, что отмена стадии проверки сообщения о преступлении и незамедлительное возбуждение уголовного дела после поступления сообщения о преступлении позволит снизить нагрузку органов предварительного расследования и обеспечить рациональный расход средств федерального бюджета.
Указанные утверждения, на наш взгляд, представляются весьма спорными.
Реализация предлагаемых решений потребует (во всяком случае, в Следственном комитете Российской Федерации) увеличения штатной численности и расходов на обеспечение предварительного расследования.
Необоснованное возбуждение уголовного дела приводит к бесполезной трате сил и средств, к созданию перегрузки в работе органов дознания и предварительного следствия, может повлечь за собой еще более серьезные нарушения, связанные с незаконным задержанием, заключением под стражу, привлечением в качестве обвиняемого, производством необоснованных обысков, выемок, применением иных мер процессуального принуждения.
Следует также обратить внимание на то, что не имеющее определенного процессуального статуса лицо, с участием которого проводятся процессуальные действия в ходе проверки сообщения о преступлении, получая статус подозреваемого, одновременно приобретает право на реабилитацию в случае прекращения в отношении его уголовного преследования в связи с отсутствием в деянии состава преступления или отсутствием события преступления, а таких лиц, учитывая приведенную статистику, будет немало (более 6 миллионов в год).
Сторонники идеи отказа от стадии возбуждения уголовного дела не учитывают ее главного предназначения – быть гарантией необоснованного применения мер государственного принуждения при расследовании уголовных дел, обеспечивать безусловное соблюдение принципа уголовного судопроизводства, в соответствии с которым назначением уголовного судопроизводства является не только защита прав и законных интересов потерпевших, но и защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, ограничения ее прав и свобод (статья 6 УПК РФ). Отказ от стадии доследственной проверки, по существу, означает презумпцию события и состава преступления, как только возникает повод в виде заявления о преступлении.
Кроме того, Федеральным законом от 19.12.2016 № 436-ФЗ установлена уголовная ответственность за незаконное возбуждение уголовного дела (статья 299 УК РФ). Проводится работа по борьбе с фактами незаконного, без наличия к тому должных оснований возбуждения уголовных дел, чтобы, в частности, исключить использование указанного института в качестве инструмента давления на бизнес. Вместе с тем предлагаемый отказ от стадии процессуальной проверки делает указанный федеральный закон бессмысленным и открывает безграничные возможности для злоупотреблений путем возбуждения уголовных дел при отсутствии к тому оснований.
Сторонники отказа от стадии возбуждения уголовного дела считают, что эта мера позволит получить объективную характеристику состояния преступности. Однако это мнение также представляется ошибочным. Данные о состоянии преступности не могут быть искажены обоснованным отказом в возбуждении уголовного дела, принятым по результатам процессуальной проверки. И наоборот, учет преступлений по каждому заявлению, ставшему поводом для возбуждения уголовного дела, картину преступности исказит.
Представляется целесообразным отметить, что законодательство европейских стран в этой части не является единым.
В законодательстве многих зарубежных стран отсутствует именно процессуальный акт о возбуждении уголовного дела, но не правовая деятельность, составляющая содержание стадии возбуждения уголовного дела.
Так, законодательство некоторых в прошлом социалистических стран Европы, характеризующихся, как известно, стремлением дистанцироваться от прежних методов государственного управления в том числе путем построения нового уголовного процесса, свидетельствует о стремлении сохранить институт возбуждения следствия (дознания) с возможностью проведения в обязательном порядке доследственной проверки поступившего сообщения о преступлении (например, УПК Польши 1997 года).
УПК Чехии, Словакии и стран бывшей Югославии также предусматривают доследственную стадию – до начала досудебного расследования.
(Справка: Литвишко П.А., Волеводз А.Г. Стадия начала досудебного производства по законодательству некоторых стран Европы // Библиотека криминалиста. 2014. № 1. С. 134 – 136).
Конечно, производство на стадии возбуждения уголовного дела в настоящее время не идеально.
Существующая повсеместно порочная практика принятия органами дознания и предварительного следствия необоснованных решений об отказе в возбуждении уголовного дела известна. Это, разумеется, требует выработки и принятия не только адекватных организационных мер, но и совершенствования законодательства.
Тем не менее при его реформировании всегда стоит помнить пословицу: «Семь раз отмерь, один раз отрежь».
Благодарю за внимание!