Срок привлечения к административной

КоАП РФ Статья 4.5. Давность привлечения к административной ответственности
 

1. Постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев (по делу об административном правонарушении, рассматриваемому судьей, — по истечении трех месяцев) со дня совершения административного правонарушения, за нарушение законодательства Российской Федерации об экспортном контроле, о внутренних морских водах, территориальном море, континентальном шельфе, об исключительной экономической зоне Российской Федерации, о геодезии и картографии, о наименованиях географических объектов, патентного, антимонопольного законодательства Российской Федерации, законодательства Российской Федерации в области охраны окружающей среды и природопользования, законодательства об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности, законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения, о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию, о безопасности дорожного движения (в части административных правонарушений, предусмотренных статьями 12.8, 12.24, 12.26, частью 3 статьи 12.27, частью 2 статьи 12.30 настоящего Кодекса), о средствах массовой информации (в части административных правонарушений, предусмотренных статьей 13.15 настоящего Кодекса), об авторском праве и смежных правах, о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров, об использовании атомной энергии, о налогах и сборах, о защите прав потребителей, законодательства Российской Федерации в области организации и осуществления государственного контроля (надзора), муниципального контроля и защиты прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора), муниципального контроля, о потребительском кредите (займе), о кредитных историях, о государственном регулировании цен (тарифов), о естественных монополиях, об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса, о рекламе, об электроэнергетике, о теплоснабжении, в сфере водоснабжения и водоотведения, о газоснабжении, о лотереях, законодательства о физической культуре и спорте (в части, касающейся нарушения требований к положениям (регламентам) об официальных спортивных соревнованиях), о государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр (в части, касающейся нарушения требований к организаторам азартных игр в букмекерских конторах и тотализаторах при заключении пари на официальные спортивные соревнования и проведении иных азартных игр), о выборах и референдумах, об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости, о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, об акционерных обществах, об обществах с ограниченной ответственностью, о рынке ценных бумаг, страхового законодательства, законодательства о клиринговой деятельности, об организованных торгах, об инвестиционных фондах, о негосударственных пенсионных фондах, законодательства Российской Федерации о кредитной кооперации, о сельскохозяйственной кооперации, о микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях, о ломбардах, законодательства о противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком, законодательства Российской Федерации о национальной платежной системе, об открытии счетов, покрытых (депонированных) аккредитивов, о заключении договоров банковского счета и договоров банковского вклада (депозита) (в части административных правонарушений, предусмотренных статьей 15.39 настоящего Кодекса), а также за нарушение трудового законодательства, иммиграционных правил, правил пребывания (проживания) в Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства, правил привлечения к трудовой деятельности в Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства (в том числе иностранных работников), процедуры обязательных в соответствии с законодательством Российской Федерации торгов (в части административных правонарушений, предусмотренных статьей 7.32.4 настоящего Кодекса), порядка деятельности некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, законодательства в сфере государственного оборонного заказа (в части административных правонарушений, предусмотренных статьей 7.32.1, частями 1, 2 и 2.1 статьи 14.55, статьями 14.55.1, 14.55.2, 15.37, 15.40, 15.40.1, 19.4.2, частью 7.1 статьи 19.5, частью 2 статьи 19.7.2 настоящего Кодекса), о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (в части административных правонарушений, предусмотренных статьями 7.29 — 7.32, 7.32.5, частью 7 статьи 19.5, статьей 19.7.2 настоящего Кодекса), законодательства Российской Федерации в сфере закупок товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц (в части административных правонарушений, предусмотренных статьей 7.32.3, частью 7.2 статьи 19.5, статьей 19.7.2-1 настоящего Кодекса), об организации деятельности по продаже товаров (выполнению работ, оказанию услуг) на розничных рынках, об основах государственного регулирования торговой деятельности, в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, о пожарной безопасности, о промышленной безопасности, о безопасности гидротехнических сооружений, о градостроительной деятельности, о техническом регулировании, о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях, о применении контрольно-кассовой техники, об охране объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, об исполнительном производстве, об иностранных инвестициях на территории Российской Федерации, о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, о противодействии экстремистской деятельности (в части административного правонарушения, предусмотренного статьей 20.3.1 настоящего Кодекса), а также за административные правонарушения против порядка управления (в части непредставления или несвоевременного представления в федеральный антимонопольный орган или его территориальный орган по их требованию сведений (информации), необходимых для расчета размера административного штрафа, либо представления в федеральный антимонопольный орган или его территориальный орган заведомо недостоверных сведений (информации), необходимых для расчета размера административного штрафа, либо непредставления или несвоевременного представления в таможенный орган статистической формы учета перемещения товаров либо представления в таможенный орган статистической формы учета перемещения товаров, содержащей недостоверные сведения, а также в части непредоставления или неполного предоставления демонстратором фильма, осуществляющим платный показ фильма в кинозале, информации в единую федеральную автоматизированную информационную систему сведений о показах фильмов в кинозалах либо предоставления заведомо недостоверной информации), в области охраны собственности (в части административных правонарушений, предусмотренных статьями 7.3, 7.5 настоящего Кодекса) по истечении одного года со дня совершения административного правонарушения, за нарушение таможенного законодательства Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС (далее — Таможенный союз) и (или) законодательства Российской Федерации о таможенном деле, за нарушение бюджетного законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов, регулирующих бюджетные правоотношения, а также за административные правонарушения, предусмотренные статьями 5.35.1, 6.1.1 настоящего Кодекса, за нарушение валютного законодательства Российской Федерации и актов органов валютного регулирования, законодательства Российской Федерации о бухгалтерском учете, законодательства о государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр (в части административных правонарушений, предусмотренных статьей 14.1.1 настоящего Кодекса) по истечении двух лет со дня совершения административного правонарушения, за нарушение законодательства Российской Федерации о политических партиях (в части административных правонарушений, предусмотренных статьями 5.64 — 5.68 настоящего Кодекса), о несостоятельности (банкротстве), об аккредитации в национальной системе аккредитации по истечении трех лет со дня совершения административного правонарушения, а за нарушение законодательства Российской Федерации о противодействии терроризму (в части административного правонарушения, предусмотренного статьей 15.27.1 настоящего Кодекса) и законодательства Российской Федерации о противодействии коррупции — по истечении шести лет со дня совершения административного правонарушения.

>
Арбитражный суд Кировской области

Применение сроков давности, установленных в статье 4.5 КоАП РФ

Татьяна Анатольевна ЩЕЛОКАЕВА, начальник отдела анализа и обобщения судебной практики законодательства и статистики Второго арбитражного апелляционного суда, кандидат юридических наук (г. Киров).

Действующее законодательство, в том числе административное, устанавливает сроки давности привлечения к ответственности, что необходимо для эффективной реализации задач правового регулирования (ст. 1.2 КоАП РФ), а также для достижения цели административного наказания (ст. 3.1 КоАП РФ).

Арбитражные суды довольно часто оценивают доводы сторон, связанные с применением ст. 4.5 КоАП РФ. На практике имеет место не всегда правильное толкование норм данной статьи, приводящее к принятию ошибочных решений. Неверное применение норм о давностном сроке во многом обусловлено непониманием его правовой и социальной природы.

Проблема понимания природы срока давности

По своей природе давностный срок является материально-правовым и пресекательным.

Согласно ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения, а за нарушение отдельных видов законодательства — по истечении одного года со дня совершения административного правонарушения.

Нужно учитывать социальное назначение данного срока: после истечения срока давности законодатель считает нецелесообразным наказывать правонарушителя, поскольку он исправился и в настоящее время действует правомерно.

Давностный срок имеет и процессуально-правовое значение: согласно п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в случае истечения сроков давности привлечения к административной ответственности производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению.

По сути, истечение срока давности является основанием для освобождения лица от ответственности. Общеизвестно, что обстоятельства, освобождающие лицо от ответственности, применяются при наличии первичных оснований для привлечения лица к ответственности: наличие состава правонарушения и отсутствие обстоятельств, исключающих ответственность (например, состояний крайней необходимости, необходимой обороны).

Между тем о применении срока давности в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса РФ об административных правонарушениях» дано официальное толкование, согласно которому рассмотрение административного дела по существу по истечении срока давности привлечения к административной ответственности недопустимо. Арбитражные суды нередко руководствуются этим разъяснением.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 08.12.2006, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.02.2007, в удовлетворении требований прокурора о привлечении общества к административной ответственности за совершение административного правонарушения, ответственность за которое установлена ч. 2 ст. 7.24 КоАП РФ, отказано в полном объеме. Не согласившись с состоявшимися по делу судебными актами, общество подало кассационную жалобу, указав, что производство по делу об административном правонарушении должно было быть прекращено по мотиву отсутствия события административного правонарушения, а не истечения сроков давности привлечения к административной ответственности.

Оставляя без удовлетворения кассационную жалобу, основываясь на п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ и упомянутом разъяснении Пленума Верховного Суда РФ, арбитражный суд пришел к выводу, что рассмотрение административного дела по существу по истечении срока давности привлечения к административной ответственности недопустимо1.

По мнению автора, разъяснение высшей судебной инстанции и сделанный арбитражным судом вывод не основаны на системном толковании материальных и процессуальных норм

КоАП РФ. Согласно ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ по истечении установленных сроков давности не может быть вынесено только постановление о привлечении лица к ответственности. В силу ч. 1 ст. 29.9 КоАП РФ по делу об административном правонарушении выносится либо постановление о назначении административного наказания, либо постановление о прекращении производства по делу. Процессуальные основания прекращения производства по делу закреплены в ст. 24.5, 29.9 КоАП РФ.

Перечисленные в ст. 24.5 КоАП РФ основания прекращения производства по делу подразделяются на две группы: сначала законодатель называет обстоятельства, исключающие юридическую ответственность (п. 1-3), затем — обстоятельства, освобождающие от юридической ответственности (п. 4-8).

В первом случае отсутствует само по себе противоправное общественно вредное деяние, следовательно, производство по делу об административном правонарушении было начато ошибочно и потому подлежит прекращению. Во втором случае указанные обстоятельства, в том числе истечение срока давности, наступают, как правило, после возбуждения дела об административном правонарушении и прекращение административного преследования связано не с отсутствием признаков правонарушения, а с нецелесообразностью или невозможностью применения мер административной ответственности.

Исходя из системного толкования ст. 1.2, 2.1, 24.1,29.9 КоАП РФ, содержащиеся в п. 4-8 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ основания освобождения от ответственности применяются только в случае отсутствия оснований, предусмотренных п. 1-3 ч. 1 настоящей статьи.

Полагаем, судам, в том числе арбитражным, необходимо устанавливать наличие события правонарушения и состава административного правонарушения даже в случае истечения срока давности и прекращения производства по делу по этому основанию, поскольку рассматриваемое основание прекращения административного преследования по своей природе является нереабилитирующим обстоятельством.

В приведенном примере дело об административном правонарушении в отношении общества возбуждено до истечения срока давности, и отказ суда оценить наличие в действиях общества события административного правонарушения нарушает его право на всестороннее, полное и объективное рассмотрение дела вопреки установленным в ст. 24.1 КоАП РФ задачам производства по делу об административном правонарушении.

Следует учесть, что в силу ч. 6 ст. 205 АПК РФ при рассмотрении дела о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании устанавливает, имелись ли событие административного правонарушения; факт его совершения лицом, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении; основания для составления протокола об административном правонарушении; основания для привлечения к административной ответственности лица, в отношении которого составлен протокол, а также определяет меры административной ответственности.

В рассматриваемом случае арбитражный суд не установил, имели ли место событие административного правонарушение и факт его совершения обществом, а сразу решил вопрос об отсутствии оснований для привлечения общества к ответственности в связи с истечением срока давности, что и послужило причиной апелляционного и кассационного обжалования вынесенного по делу решения.

Кроме того, исследование вопросов о наличии события и состава правонарушения обязательно, поскольку в силу ч. 2 ст. 69 АПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказы­ваются вновь при рассмотрении другого дела. Как правило, юридические лица и индивидуальные предприниматели при обжаловании предписаний административных органов, вынесенных по результатам проверок, ссылаются на решения арбитражных судов по делам об административных правонарушениях, если в них установлен факт отсутствия события административного правонарушения.

По мнению автора, более правильна позиция тех судов, которые по делу об административном правонарушении даже в случае истечения срока давности оценивают обстоятельства дела на предмет наличия события административного правонарушения.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления управления о привлечении заявителя к административной ответственности по ч. 6 ст. 15.25 КоАП РФ за несоблюдение установленного порядка или сроков представления форм учета и отчетности по валютным операциям.

Решением суда от 09.10.2006 заявленные требования удовлетворены по мотиву пропуска годичного срока давности привлечения к административной ответственности по данному правонарушению. Управление не согласилось с принятым судебным актом, считая, что срок давности привлечения к административной ответственности им не пропущен: справка в банк была представлена обществом 23.09.2005, следовательно, срок привлечения к ответственности истекает 23.09.2006, а постановление было вынесено 02.08.2006.

Изучив материалы дела, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии события вмененного обществу правонарушения. Обжалуемое решение изменено, поскольку дело подлежит прекращению в связи с отсутствием события правонарушения, а не в связи с истечением срока давности.

Суд апелляционной инстанции учел, что в случае недоказанности события правонаруше­ния отсутствуют правовые основания для рассмотрения вопроса о сроке давности, так как последний является основанием освобождения правонарушителя от ответственности только при наличии состава правонарушения.

Проблема квалификации правонарушений как длящихся для целей исчисления срока давности

Во-первых, значительная часть судебных ошибок обусловлена трудностями в разграничении длящихся и недлящихся правонарушений.

Согласно ч. 2 ст. 4.5 КоАП РФ при длящемся административном правонарушении сроки, предусмотренные ч. 1 настоящей статьи, начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения.

В законодательстве понятие длящегося правонарушения отсутствует. Официальное определение понятия сформулировано лишь в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 № 5: длящимся является такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, возложенных на нарушителя законом.

Разъяснение о том, что невыполнение предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку не является длящимся административным правонарушением, вызвало достаточно обоснованные замечания. Так, профессор Д. Н. Бахрах правильно отметил, что до истечения срока выполнения обязанности деяние вообще не является правонарушением и только на следующий после истечения срока день деяние становится начавшимся длящимся правонарушением.

Действительно, лицо, нарушившее требование о совершении обязательных действий в определенный срок, причиняет вред порядку государственного управления. Исполнив публичную обязанность позднее с нарушением установленного срока, лицо прекращает противоправное состояние. Таким образом, налицо длящееся противоправное бездействие.

Вместе с тем разъяснение Верховного Суда РФ принесло больше пользы, чем вреда, поскольку дано в контексте толкования норм о применении срока давности. В ситуации, когда лицом не исполнена в срок установленная для целей государственного управления обязанность, факт совершения правонарушения может быть обнаружен по истечении длительного периода, когда исполнение данной обязанности уже не имеет значения.

Например, в силу п. 5 ст. 5 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» индивидуальные предприниматели в течение трех дней с момента изменения места жительства обязаны сообщать об этом в регистрирующий орган. Суды первой и второй инстанций ошибочно квалифицировали неисполнение названной обязанности как длящееся Установив недлящийся характер вмененного правонарушения, кассационная инстанция отменила состоявшиеся судебные акты и указала на необходимость исследования вопроса об истечении срока давности.

В подобной ситуации привлечение предпринимателя к ответственности после обнаружения факта неисполнения данной обязанности, когда, быть может, предприниматель уже прекратил предпринимательскую деятельность, нецелесообразно. Кроме того, исполнение неисполненной в срок публичной обязанности, как правило, не приводит к восстановлению нарушенного порядка оперативного государственного управления. Следовательно, применение мер ответственности к такому нарушителю неэффективно, потому что несвоевременно.

Итак, неисполнение обязанности к определенному сроку по своей природе является длящимся противоправным состоянием, но для целей наказания и применения сроков давности его следует квалифицировать как недлящееся, что и разъяснено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 5.

Между тем в арбитражной практике административные органы нередко заявляют об отсутствии возможности обнаружить такое правонарушение до момента исполнения лицом своей публичной обязанности уже по истечении установленного срока, что, как правило, происходит уже по истечении срока давности. В создавшейся ситуации значительная часть норм не реализуется, правовое регулирование неэффективно.

С точки зрения автора, данную проблему нужно решать на законодательном уровне. В ситуации, когда неисполнение административной обязанности и после истечения установленного для ее исполнения срока причиняет вред порядку государственного управления, необходимо нормативно закрепить запреты осуществлять ту или иную деятельность. В частности, в Законе № 129-ФЗ необходимо закре­пить запрет на осуществление предпринимательской деятельности при наличии по вине лица недостоверных сведений в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей, а в ч. 3 ст. 14.25 КоАП РФ — соответствующий состав правонарушения.

Подобные примеры хотя и не на высоком технико-юридическом уровне, но все же имеют место в действующем законодательстве. В ст. 3, 30, 33, 34, 37 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» содержатся запреты на принятие решения о реализации объекта государственной экологической экспертизы и на размещение, проектирование, строительство, эксплуатацию зданий и сооружений без положительного заключения государственной экологической экспертизы. А в ч. 1 ст. 8.4 КоАП РФ сформулированы два состава правонарушения, направленные на охрану отношений государственного экологического надзора: запрещено не выполнять требования законодательства об обязательности проведения государственной экологической экспертизы и осуществлять хозяйственную деятельность в случае отсутствия положительного заключения экологической экспертизы.

Таким образом, отношения государственного экологического надзора охраняются посредством закрепления составов как длящегося, так и недлящегося правонарушения. На это обратил внимание Научно-консультативный совет ФАС Волго-Вятского округа в своих рекомендациях от 24.01.2007 «О практике применения Кодекса РФ об административных правонарушениях».

Во-вторых, трудности с квалификацией длящихся правонарушений возникают в связи с большим числом административных нормативных правовых актов, устанавливающих одну и ту же обязанность, и бланкетным способом изложения регулятивных и охранительных административно-правовых норм.

По делу об административном правонарушении индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением к налоговой инспекции о признании незаконным и отмене постановления о привлечении заявителя к административной ответственности по ст. 15.1 КоАП РФ за неоприходование в кассу денежной наличности. Суд первой инстанции посчитал вмененное предпринимателю правонарушение длящимся, срок давности — непропущенным и в удовлетворении заявленного требования отказал.

Предприниматель не согласился с принятым по делу судебным актом, полагая, что срок давности привлечения его к административной ответственности по ст. 15.1 КоАП РФ истек. В соответствии с данной статьей нарушение порядка работы с денежной наличностью и порядка ведения кассовых операций, выразившееся в неоприходовании (неполном оприходовании) в кассу денежной наличности, влечет административную ответственность. Согласно Порядку ведения кассовых операций в РФ (утв. решением Совета директоров ЦБР 22.09.93 № 40) при работе с денежной наличностью и ведении кассовых операций предусматривается ежедневное оприходование в кассу денежных средств. Следовательно, моментом начала и окончания совершения административного правонарушения здесь является день получения выручки и неоприходования ее в кассу.

Таким образом, административным органом и судом первой инстанции не приняты во внимание бланкетный характер нормы ст. 15.1 КоАП РФ и наличие в подзаконном нормативном акте срока оприходования денежной наличности, что привело к ошибочной квалификации вменяемого предпринимателю правонарушения.

Нередко в арбитражной практике встречается ситуация, когда один и тот же закрепленный бланкетным способом в статьях КоАП РФ запрет образует как длящиеся, так и недлящиеся составы правонарушений. Так, по ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ неисполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве) к определенному сроку, является недлящимся правонарушением, а неисполнение обязанностей, срок реализации которых законодательно не установлен, квалифицируется как длящееся правонарушение.

Управление обратилось в арбитражный суд с заявлением о привлечении к административной ответственности конкурсного управляющего по ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ. Решением арбитражного суда от 06.09.2006 заявленное требование удовлетворено, ответчик привлечен к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ в виде штрафа в размере 3000 руб. При этом довод заявителя жалобы о том, что срок исковой давности привлечения его к административной ответственности истек в отношении неисполнения конкурсным управляющим обязанности по завершению конкурсного производства, предусмотренной ст. 97 Закона о банкротстве 1998 г., арбитражный суд апелляционной инстанции признал обоснованным, поскольку конкурсное производство подлежит завершению в срок не позднее одного года, т. е. до 04.04.2002.

Но в отношении срока давности привлечения конкурсного управляющего к административной ответственности за неисполнение им обязанности, предусмотренной ст. 115 Закона, арбитражный суд апелляционной инстанции признал ошибочным вывод суда о его истечении, так как непредставление информации о своей деятельности — длящееся правонарушение, ибо выражается в длительном непрекращающемся невыполнении обязанности, возложенной на нарушителя. Значит, срок давности привлечения к административной ответственности, предусмотренный ч. 3 ст. 4.5 КоАП РФ, за неисполнение конкурсным управляющим требований ст. 115 Закона о банкротстве 1998 г., следует исчислять с момента обнаружения управлением данного правонарушения, т. е. с 31.07.2006.

Итак, норма ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ изложена бланкетным способом. Если по законодательству о несостоятельности (банкротстве) исполнение обязанности связано с календарной датой или периодом времени, позволяющим установить такую календарную дату, то правонарушение не будет длящимся (неисполнение обязанностей, установленных п. 2 ст. 67, п. 1 ст. 128 Закона № 127-ФЗ). В то же время неисполнение обязанностей (например, непроведение инвентаризации}, закрепленных в п. 2 ст. 129 Закона № 127-ФЗ, является длящимся правонарушением.

Также не всегда правоприменитель учитывает, что срок исполнения публичной обязанности может быть установлен не только в нормативном правовом акте, но и в лицензионном соглашении в случаях, предусмотренных действующим законодательством.

Таким образом, для квалификации административных правонарушений как длящихся следует исходить из анализа такого признака объективной стороны вменяемого состава правонарушения, как срок исполнения юридической обязанности. При этом нужно учитывать особенности конструкции административных составов, в которых большая часть признаков закреплена не в охранительных нормах КоАП РФ, а в регулятивных нормах права раз­личных отраслей российского законодательства.

Около пятидесяти статей КоАП РФ содержат прямое указание на необходимость выполнения правовой обязанности в срок. Полагаем, что более соответствует смыслу и назначению правового регулирования привлечения к административной ответственности подход тех арбитражных судов, которые под сроком как квалифицирующим признаком правонарушения понимают установление законодателем календарной даты (не позднее 20 числа следующего месяца, до 15 числа месяца, следующего за месяцем отгрузки товара, и т. д.) или периода времени, позволяющего определить такую календарную дату (не позднее 45 дней со дня совершения операции, в течение 90 дней).

Если объективная сторона не содержит указания на срок как календарную дату и правонарушение выражено в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, возложенных на нарушителя законом, правонарушение следует квалифицировать как длящееся.

Проблема установления момента обнаружения правонарушения для исчисления срока давности

Не менее актуален в судебной практике вопрос о моменте обнаружения длящегося правонарушения, с которого в силу ч. 2 ст. 4.5 КоАП РФ исчисляется давностный срок.

Если из материалов дела усматривается, что административным органом проведена одна проверка и по ее результатам составлен протокол об административном правонарушении, как правило, проблем с определением момента обнаружения правонарушения не возникает. Но если нарушение требований административного законодательства выявлено в ходе первой проверки, а дело об административном правонарушении было возбуждено по результатам повторной провер­ки, возникает вопрос — с какого момента исчислять срок давности?

Согласно официальному разъяснению, данному в п. 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 27.01.2003 № 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса РФ об административных правонарушениях», при проверке соблюдения давностного срока в це­лях применения административной ответственности за длящееся правонарушение суду необходимо исходить из того, что днем обнаружения административного правонарушения считается день, когда должностное лицо, уполномоченное составлять протокол о данном административном правонарушении, выявило факт совершения этого правонарушения. Указанный день определяется исходя из характера конкретного правонарушения, а также обстоятельств его совершения и выявления.

Все же на сегодняшний день в практике сложилось два подхода по обозначенному вопросу. Согласно первому, поскольку о фактах нарушения законодательства стало известно в ходе плановой проверки, то и срок давности следует исчислять с момента данной проверки независимо от того, когда составлялся протокол об административном правонарушении.

По мнению автора, такой подход основан на буквальном толковании ч. 2 ст. 4.5 КоАП РФ и ошибочном смешении двух понятий: правонарушения и противоправного деяния. Названную норму следует толковать в системной связи с нормой ч. 1 ст. 2.1 КоАП РФ, а именно считать днем обнаружения длящегося правонарушения день установления всех признаков состава правонарушения. В зависимости от обстоятельств дела таким моментом может быть день проверки, по материалам которой впоследствии был составлен протокол об административном правонарушении, или непосредственно день составления протокола.

Суд кассационной инстанции признал ошибочным вывод суда первой инстанции об исчислении срока давности с момента вынесения предписания об устранении наруше­ний требований пожарной безопасности и указал, что исчислять его следует со дня, когда совершенное обществом правонарушение было выявлено прокурором и вынесено постановление о возбуждении дела об административном правонарушении.

Позиция суда мотивирована тем, что материалами дела подтверждено, что после вынесения предписания об устранении нарушений требований пожарной безопасности от 28.09.2006 общество продолжало эксплуатировать пожароопасный производственный объект (АЗС) без соответствующей лицензии. Следовательно, дата составления предписания об устранении выявленных нарушений требований пожарной безопасности (28.09.2006) не может быть признана датой обнаружения административного правонарушения.

Второй подход к определению момента обнаружения длящихся правонарушений теоретически и практически обоснован. Во-первых, длящееся правонарушение — это непрерывное протяженное во времени противоправное состояние, которое можно обнаруживать каждый день. Во-вторых, поскольку в силу п. 1 ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ возбуждение дела связано с получением достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения, под обнаружением длящегося правонарушения следует понимать получение должностным лицом, уполномоченным составлять протокол об административном правонарушении, документально подтвержденных данных о противоправном неисполнении субъектом публичной обязанности.

Апелляционный суд признал обоснованным вывод суда первой инстанции о том, что срок давности привлечения общества к административной ответственности не истек, так как из материалов дела усматривается, что целью проведения внеплановой проверки, проведенной административным органом в период с 24.04.2006 по 15.05.2006, явилась проверка исполнения обществом ранее выданного ему предписания от 06.04.2004 № 208. В ходе повторной проверки установлено, что лицензия на эксплуатацию пожароопасного производственного объекта обществом так и не получена. Поскольку по результатам первой проверки дело об административном правонарушении не возбуждалось (административным органом не было обнаружено достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения), срок давности следует исчислять со дня обнаружения таких данных в ходе проведения повторной (внеплановой) проверки.

В практике арбитражных судов актуален вопрос и о дате обнаружения длящегося правонарушения в случае назначения по материалам проверки экспертизы. С учетом изложенного выше второго подхода полагаем правильной практику тех судов, которые датой обнаружения административного правонарушения (с учетом его характера, а также обстоятельств его совершения и выявления) признают дату получения результатов экспертного заключения.

Таким образом, на сегодняшний день единство в практике применения арбитражными судами норм ст. 4.5 КоАП РФ не достигнуто. Это обусловлено как обстоятельствами объективного характера (бланкетные нормы Особенной части КоАП РФ, несовершенство законодательства, устанавливающего административные обязанности), так и субъективными факторами (суды не используют системный способ толкования применяемых норм).

Арбитражная практика №11, 2007

Судья Верховного Суда Российской Федерации Меркулов В.П.,

рассмотрев жалобу защитника Липатникова А.А. действующего на основании ордера и доверенности в интересах Васильева Ф.К.

на вступившие в законную силу постановление судьи Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 18 декабря 2015 г., решение судьи Московского городского суда от 10 марта 2016 г. и постановление заместителя председателя Московского городского суда от 7 июля 2016 г.,

вынесенные в отношении Васильева Ф.К.

по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, установил:

постановлением судьи Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 18 декабря 2015 г., оставленным без изменения решением судьи Московского городского суда от 10 марта 2016 г. и постановлением заместителя председателя Московского городского суда от 7 июля 2016 г., Васильев Ф.К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 1000 рублей.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, защитник Липатников А.А. просит об отмене постановлений, вынесенных в отношении Васильева Ф.К. по настоящему делу об административном правонарушении, ссылаясь на их незаконность.

Второй участник дорожно-транспортного происшествия Сахарова М.П., уведомленная в соответствии с требованиями части 2 статьи 30.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях о подаче защитником лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, жалобы на указанные выше постановления, в установленный срок возражений на данную жалобу не представила.

В соответствии с частью 2 статьи 30.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях судья, принявший к рассмотрению жалобу, протест, в интересах законности имеет право проверить дело об административном правонарушении в полном объеме.

Изучив материалы дела об административном правонарушении и доводы жалобы заявителя, прихожу к следующим выводам.

Частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность за оставление водителем в нарушение Правил дорожного движения места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся.

Как следует из материалов дела, 20 ноября 2015 г. должностным лицом ГИБДД в отношении Васильева Ф.К. составлен протокол _ об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Согласно данному протоколу 15 ноября 2015 г. в 16 часов 20 минут в районе д. 10 по Несвижскому пер. в г. Москве водитель Васильев Ф.К., управляя транспортным средством «_, государственный регистрационный знак _, осуществлял движение задним ходом, не убедившись в безопасности маневра, произвел наезд на пешехода Сахарову М.П., в результате которого последняя получила телесные повреждения, после чего в нарушение Правил дорожного движения, оставил место дорожно-транспортного происшествия, участником которого являлся.

Обязанности водителя, причастного к дорожно-транспортному происшествию, установлены пунктами 2.5, 2.6, 2.6.1 Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090 (далее — Правила дорожного движения).

В силу пункта 2.6 Правил дорожного движения, если в результате дорожно-транспортного происшествия погибли или ранены люди, водитель, причастный к нему, обязан, в частности:

принять меры для оказания первой помощи пострадавшим, вызвать скорую медицинскую помощь и полицию;

в экстренных случаях отправить пострадавших на попутном, а если это невозможно, доставить на своем транспортном средстве в ближайшую медицинскую организацию, сообщить свою фамилию, регистрационный знак транспортного средства (с предъявлением документа, удостоверяющего личность, или водительского удостоверения и регистрационного документа на транспортное средство) и возвратиться к месту происшествия.

Согласно пункту 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 г. N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» часть 1 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях устанавливает ответственность за невыполнение водителем обязанностей, предусмотренных пунктами 2.5, 2.6, 2.6.1 Правил дорожного движения, в связи с дорожно-транспортным происшествием, участником которого он является, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 названной статьи.

Действия водителя, оставившего место дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся, образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

При рассмотрении дела судья Замоскворецкого районного суда г. Москвы установил, что в указанные выше время и месте Васильев Ф.К. оставил место дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся, в связи с доставлением пострадавшей в лечебное учреждение, при этом не вызвал полицию и не возвратился к месту происшествия в нарушение пункта 2.6 Правил дорожного движения.

Судья Замоскворецкого районного суда г. Москвы исходил из того, что Васильев Ф.К. не пытался скрыться с места происшествия вопреки законным интересам других участников дорожного движения и в целях избежать привлечения к ответственности, а лишь осложнил процедуру оформления дорожно-транспортного происшествия.

Изложенные выше обстоятельства послужили основанием для вывода судьи Замоскворецкого районного суда г. Москвы о том, что данными действиями Васильев Ф.К. совершил административное правонарушение, предусмотренное частью 1 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, которой установлена ответственность за невыполнение водителем обязанностей, предусмотренных Правилами дорожного движения, в связи с дорожно-транспортным происшествием, участником которого он является, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 данной статьи.

Постановлением судьи Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 18 декабря 2015 г. действия Васильева Ф.К. переквалифицированы на часть 1 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, он признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного данной нормой, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 1000 рублей.

По результатам рассмотрения жалоб на указанное постановление вышестоящие судебные инстанции установили, что выводы судьи районного суда о квалификации действий Васильева Ф.К. по части 1 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях являются неправильными, тем не менее, оставили вынесенное им постановление без изменения, мотивировав свои решения в указанной части тем, что сроки давности привлечения к административной ответственности истекли, переквалификация действий Васильева Ф.К. на часть 2 названной статьи повлечет ухудшение его положения.

Состоявшиеся по делу судебные акты законными признать нельзя.

Задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений (статья 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

В соответствии со статьей 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в числе иных обстоятельств по делу об административном правонарушении выяснению подлежат: наличие события административного правонарушения; лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые названным Кодексом или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, а также его виновность в совершении административного правонарушения; иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

Согласно материалам дела Васильев Ф.К., будучи участником дорожно-транспортного происшествия, непосредственно после данного события повез пострадавшую Сахарову М.П. в аптеку, а затем домой. Однако, в связи с тем, что она не смогла выйти из машины по причине сильной боли в ноге, был вызван наряд скорой помощи, которым Сахарова М.П. доставлена в ГКБ N 1 г. Москвы, где диагностировали закрытый перелом правой бедренной кости.

При этом, как следует из объяснений Васильева Ф.К., он также проследовал в указанное медицинское учреждение, где находился некоторое время, оставил медицинским работникам номер своего телефона, пояснив, что готов оказать Сахаровой М.П. помощь, как в период ее пребывания на стационарном лечении, так и при транспортировке после выписки.

В связи с участием в дорожно-транспортном происшествии, в результате которого пострадал пешеход, Васильеву Ф.К. надлежало выполнить ряд обязанностей, возложенных на водителей, причастных к дорожно-транспортному происшествию, и установленных пунктом 2.6 Правил дорожного движения.

То обстоятельство, что Васильев Ф.К. не вызвал полицию; в медицинской организации, куда была доставлена пострадавшая, не сообщил фамилию и регистрационный знак транспортного средства (с предъявлением документа, удостоверяющего личность, или водительского удостоверения и регистрационного документа на транспортное средство); к месту происшествия не возвратился, свидетельствует об оставлении им места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся.

Таким образом, оснований для квалификации совершенного Васильевым Ф.К. деяния по части 1 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не имелось, принятое судьей районного суда решение не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

К аналогичным выводам пришли судья и заместитель председателя Московского городского суда.

Судья Московского городского суда признал, что выводы судьи первой инстанции о квалификации действий Васильева Ф.К. по части 1 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, являются неправильными, однако, счел, что вынесенное им постановление от 18 декабря 2015 г. о привлечении Васильева Ф.К. к административной ответственности, предусмотренной указанной нормой, подлежит оставлению без изменения.

Заместитель председателя Московского городского суда в рамках рассмотрения поданной в порядке статей 30.12-30.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, жалобы на постановление судьи районного суда и решение судьи городского суда также признал, что отсутствовали основания для переквалификации действий Васильева Ф.К. с части 2 на часть 1 статьи 12.27 названного Кодекса.

Вместе с тем, сославшись на истечение сроков давности привлечения к административной ответственности и недопустимость ухудшения положения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, заместитель председателя Московского городского суда вынес постановление об оставлении без изменения принятых судьями нижестоящих инстанций решений о привлечении Васильева Ф.К. к административной ответственности по части 1 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

При этом заместителем председателя Московского городского суда указано, что составы административных правонарушений, предусмотренных частями 1 и 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, имеют одинаковые непосредственные объекты посягательства — общественные отношения в связи с дорожно-транспортным происшествием, а оставление водителем в нарушение Правил дорожного движения места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся, свидетельствует о невыполнении им и иных обязанностей, предусмотренных Правилами дорожного движения в связи с дорожно-транспортным происшествием.

Судебные акты, состоявшиеся по результатам рассмотрения жалоб на постановление судьи районного суда, приняты судьей и заместителем Московского городского суда с нарушением требований Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Виды решений, которые выносятся по результатам рассмотрения жалобы на постановление (решение) по делу об административном правонарушении, перечислены в части 1 статьи 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Исходя из положений пункта 3 части 1 данной статьи, при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление, по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении выносится решение об отмене постановления и о прекращении производства по делу.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 названного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

В соответствии со статьей 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при наличии обстоятельств, перечисленных в данной норме, производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению.

В нарушение пункта 3 части 1 статьи 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях судья Московского городского суда, установив, что Васильевым Ф.К. совершено оставление места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся, за что административная ответственность установлена частью 2 статьи 12.27 названного Кодекса, принял решение об оставлении без изменения постановления судьи Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 18 декабря 2015 г. о привлечении Васильева Ф.К. к административной ответственности по части 1 данной статьи.

Заместитель председателя Московского городского суда данное нарушение не устранил, при вынесении постановления по результатам рассмотрения жалобы на вступившие в законную силу постановление судьи районного суда и решение судьи городского суда допустил аналогичное нарушение.

При этом вывод заместителя председателя Московского городского суда о том, что оставление водителем в нарушение Правил дорожного движения места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся, свидетельствует о невыполнении им и иных обязанностей, предусмотренных Правилами дорожного движения в связи с дорожно-транспортным происшествием, обоснованным признать нельзя, в том числе и с учетом конкретных обстоятельств дела. Установленное судебными инстанциями невыполнение Васильевым Ф.К. требований пункта 2.6 Правил дорожного движения охватывается диспозицией части 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Таким образом, оснований для вывода о наличии в деянии Васильева Ф.К. объективной стороны состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и вынесения решений об оставлении без изменения постановления судьи Замоскворецкого районного суда г. Москвы о привлечении Васильева Ф.К. к административной ответственности, предусмотренной данной нормой, не имелось.

С учетом того, что на момент рассмотрения судьей Московского городского суда жалобы защитника Липатникова А.А. на постановление судьи районного суда срок давности привлечения Васильева Ф.К. к административной ответственности истек, отмена указанного постановления с возвращением дела на новое рассмотрение не представлялось возможным.

Установив наличие обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении, судье Московского городского суда надлежало принимать решение в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Вместе с тем, признав, что Васильевым Ф.К. совершено оставление места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся, и вывод судьи районного суда о квалификации его действий по части 1 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях является неправильным, судья Московского городского суда 10 марта 2016 г. принял решение об оставлении без изменения вынесенного судьей районного суда постановления, что не соответствует положениям статей 24.5, 30.7 названного Кодекса.

Заместителем председателя Московского городского суда при вынесении 7 июля 2016 г. постановления по результатам рассмотрения жалобы на вступившие в законную силу акты судей нижестоящих инстанций допущено аналогичное нарушение.

Такое разрешение жалоб на постановление (решение) по делу об административном правонарушении не отвечает установленным статьей 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях задачам производства по делам об административных правонарушениях.

При таких обстоятельствах состоявшиеся по настоящему делу судебные акты не могут быть признаны законными, они подлежат отмене.

В силу статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях ухудшение положения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, при проверке вступивших в законную силу постановлений и решений по делу об административном правонарушении недопустимо.

Эта норма корреспондирует требованиям статьи 46, части 1 статьи 50, статьи 55 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с положениями статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 января 1950 года), из которых следует, что произвольное изменение правового режима для лица, в отношении которого вынесено окончательное постановление, невозможно — поворот к худшему для осужденного (оправданного) при пересмотре вступившего в законную силу постановления, как правило, недопустим.

Кроме того, срок давности привлечения Васильева Ф.К. к административной ответственности истек, а, исходя из положений части 1 статьи 4.5 и пункта 6 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, истечение данного срока является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении, за его пределами вопрос об административной ответственности лица, в отношении которого ведется производство по делу об административной ответственности, обсуждаться не может.

Таким образом, состоявшиеся судебные акты не могут быть отменены с возвращением дела на новое рассмотрение, равно как и исключена возможность их изменения путем переквалификации действий Васильева Ф.К. на часть 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, так как это повлечет ухудшение его положения.

При таких обстоятельствах и в соответствии с приведенными выше положениями пункта 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях постановление судьи Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 18 декабря 2015 г., решение судьи Московского городского суда от 10 марта 2016 г. и постановление заместителя председателя Московского городского суда от 7 июля 2016 г., вынесенные в отношении Васильева Ф.К. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.27 названного Кодекса, подлежат отмене, производство по делу — прекращению на основании пункта 6 части 1 статьи 24.5 названного Кодекса в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации постановил:

жалобу защитника Липатникова А.А., действующего на основании ордера и доверенности в интересах Васильева Ф.К., — удовлетворить.

Постановление судьи Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 18 декабря 2015 г., решение судьи Московского городского суда от 10 марта 2016 г. и постановление заместителя председателя Московского городского суда от 7 июля 2016 г., вынесенные в отношении Васильева Ф.К. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Производство по делу об административном правонарушении прекратить на основании пункта 6 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Судья Верховного Суда Российской Федерации В.П. Меркулов