Субъективные права

Виды субъективных прав

1) Всякое частное право имеет предмет, на который оно направлено. Лицо направляет свою власть или непосредственно на материальный объект внешней природы—вещь, тогда говорят о вещном праве.

Между правами э того рода, как мы уже знаем, первое место принадлежит праву собственности, т. е. юридическому господству над всею вещью во всей ее целости. Затем следуют права с более ограниченным содержанием, дающие господство над какой-либо стороной или качеством вещи, собственником которой является другое лицо (jura in re aliеna).

Непосредственным предметом права может быть требование, обращенное к известному лицу, чтобы последнее совершило известное действие, имеющее для требующего интерес. Этого рода права требовать совершения от других известного действия называются правами требования или обязательственными правами. Мы уже знаем, что обе эти категории прав вместе носят название прав имущественных. Однако категория прав имущественных не исчерпывается одними правами вещными и обязательственными. В состав имущества входят еще так называемые нематериальные блага. Такова, например, исключительная возможность издавать собственные сочинения, воспроизводить картину и т. д. Сюда же относится право на фирму, a равно монополии и привилегии. Этого рода права называются правами на нематериальные блага. Вехтер назвал их правами исключительными.

В русской литературе первый указал на особую природу этих прав профессор Цитович, a затем подробнее изложил учение о них профессор Шершеневич в сочинении «Авторское право».

Права исключительные подобны вещным, но объектом их являются нематериальные предметы внешней природы. Общее во всех имущественных правах то, что они способны к переходу по наследству, под которым следует понимать переход прав и обязанностей от одного лица, существование которого превратилось, к другому, принимающему имущественные отношения умершего на себя. Этот переход имущественных отношений является предметом права наследования.

Правам имущественным в собственном смысле противополагаются права личности, т. е. права на жизнь, честь, здоровье, свободу. Особый вид этих прав составляют права семейные.

«Семья, как справедливо замечает Виндшейд, есть правоотношение, но не исключительно и не преимущественно; она получает свое устройство прежде всего от нравственного закона, она налагает обязанности, но не дает прав; обязанности же эти имеют своим предметом не столько определенные внешние действия, сколько подчинение известным требованиям нравственного чувства. Объективное право старается по возможности сообщить свою санкцию присущим семье нравственным началам. Насколько оно при этом повелевает одному подчинить свою волю другому, настолько можно сказать, что оно дает этому другому известное право. Но это право существенно отличается от всех остальных прав. Оно возникает сначала из обязанности, так что обязанность здесь есть основание, a право последствие, между тем, как все остальные права возникают не из обязанности, напротив, сами обязанности возникают из прав». «Но, продолжает Виндшейд, воззрение это не есть первоначальное воззрение римского права. По первоначальному воззрению римского права, права мужа и отца по отношению к жене и детям суть чистейшие права и стоят на одной линии с прочими правами, предоставленными управомоченному ради него самого. В новейшем римском праве эти права являются столь ослабленными, что они уже не выходят яз пределов того, что противной стороне предписывается обязанностью».

Выходит таким образом, что семейные отношения следует отнести скорее в отношениям порядка нравственного, но так как они все-таки по разным причинам, особенно по причине того особого влияния, какое они оказывают на имущество, определяются законными нормами, то потому и признаются правовыми отношениями.

Итак, по их предмету права субъективные бывают вещные, обязательственные, права на нематериальные блага или исключительные права, семейные и наследственные. Мы принимаем здесь это деление потому, что оно легло, как мы выше указали, в основание общепринятой в настоящее время системы частного права. У разных юристов можно однако встретит различные деления прав по их предмету. Виндшейд, например, говорит, что предметом частных прав может быть, во 1-х, собственная личность (права на собственную личность), во 2-х, безличная часть внешнего мира, вещь (права вещные), в 3-х, чужая личность, причем к категории последних он должен, конечно, отнести права семейные и права требования. Иные юристы, как например Савиньи, отрицают существование прав на собственную личность, a некоторые вместо этой категории нрав вводят категорию личных прав (Personenrechte), которые называют также правами состояния (Statusrechto, Zustandsrechte). Так поступает, например, Вехтер. Под личными правами последний разумеет такие права, которые принадлежат субъекту, как лицу, «потому именно, что он есть лицо» или вследствие его положения в известных единичных продолжительных поземельных отношениях, a также и в семье. Эта категория ведет свое начало от римской системы прав. Личные права Вехтера это jus, quod ad personas pertinet; оно обнимает собою, как мы уже знаем, правоположения, относящиеся к лицу, рассматриваемому вне сферы имущественных отношений, и трактует в частности о том, что римляне называли status libertatis, civitatis et familiae.

2) Кроме деления прав субъективных по их предмету, делят их еще по различию соответствующих им обязанностей. В этом отношения одни права таковы, что им соответствует обязанность всех посторонних лиц, если не положительная, то, но крайней мере, отрицательная, т. е. обязанность не препятствовать имеющему право в осуществлении предоставленного ему объективным правом управомочия. Права такого рода принято называть безотносительными, абсолютными. Иначе говоря, абсолютные права это те, которым соответствует отрицательная обязанность всех и каждого уважать эти нрава и которые, поэтому, могут быть нарушены всяким и против всякого охраняются. В противоположность тому право, которому соответствует обязанность определенного только лица делать или не делать что-либо, называют относительным. Относительное право может быть поэтому нарушено только этим определенным лицом и только против него нуждается в охранении.

Вещные права, например, по природе своей суть права абсолютные, ибо могут быть нарушены всяким посторонним. Равным образом абсолютными же могут быть названы права состояния, так как их также приходится защищать против всякого.

Наоборот, права требования или нрава обязателственные по природе своей суть права относительные. Я покупаю y A лошадь и плачу ему деньги с тем, что лошадь будет доставлена мне завтра. Здесь мое право требовать доставления от A лошади только этим же A и может быть нарушено.

С этим различием между абсолютными и относительными правами связано, как увидим ниже, имевшее важное значение в римском праве различие между исками, направленными на спорный объект права—actiones in rem и исками, направленными на лицо нарушителя права—actiones in personam. Впрочем, об этом нам еще придется говорить не раз ниже.

3) Делят еще субъективные права на положительные и отрицательные, смотря по тому, состоит ли осуществление прав в каком-либо положительном действии лица, или, напротив, в воздержании от действия, в бездействии.

4) Далее, делят права на самостоятельные и несамостоятельные. Самостоятельные—это те права, которые существуют независимо от других, например право собственности, право покупщика; несамостоятельные—это права, существующие лишь ради других прав, например право залога.

5) Делят еще права субъективные на основании различия правовых норм. Говоря об объективном праве, мы сказали, что римское объективное право по источникам распадается на jus civile и jus gentium; это же деление применимо и к праву субъективному. Далее объективное право делится на общее и особенное—jus commune и singulare, общее и местное—jus universale и particulare, общее и исключительное—jus gеnеrale и jus spеciale. Это же деление применимо и к правам в смысле субъективном, которые, по различию правовых норм, могут быть также общие и местные, общие и особенные, общие и исключительные. Особенные и исключительные субъективные права носят название привилегий в широком значении слова, в тесном же значении под именем привилегий, в субъективном смысле разумеются права, соответствующие именно праву исключительному—jus spеciale.

Итак, субъективное право, гарантированное лицу исключительным законом, называется привилегией. Название этимологически происходит от privatus или сокращенного рrivus—частный и lех—закон, т. е. закон, данный для известного частного лица, для известного частного случая. К привилегиям в тесном смысле нельзя поэтому относить права, регулируемые по jus singulare и принадлежащие известному классу лиц, например женщинам, малолетним, духовенству и т. п.

Привилегия в собственном смысле может принадлежать лишь одному лицу, которое указывает закон. Нет, впрочем, надобности, чтобы каждая привилегия была установлена законодательной властью особо. Законодатель может заранее указать условия, при наличностик которых возникают привилегии. Например, законодатель может сказать: внесший такую-то сумму на такое то благотворительное учреждение избавляется от такой то повинности. Всякий, выполнивший условия, указанные в законе, и может просить о предоставлении ему обещанной в законе привилегии, причем, конечно, он должен будет доказать, что указанные в законе условия для получения привилегии действительно имеются на лицо, иначе в привилегии будет отказано, a если она получена будет путем обмана, то по обнаружении последнего будет объявлена ничтожной.

Привилегии предоставляются: или непосредственно лицу, как таковому—тогда их называют личными—privilеgia personalia, или лицу, как собственнику известной вещи, так что привилегия связана с обладанием последней—тогда их называют privilеgia realia или rei. Наконец, привилегия может быть предоставлена лицу, как состоящему в известном юридическом отношении—тогда она называется privilеgia causae. G. L. l § 43 Big. 43 tit. 20 и ll. 68 и 196 D. 5.0. 17.

Личные привилегии прекращаются со смертью лица, которому они предоставлены. Вещные переходят от одного лица в другому вместе с вещью, но поводу которой привилегия предоставлена. На этом основано прежде высказывавшееся некоторыми ошибочное мнение, что привилегия предоставляется самой вещи. Privilegiae causae переходят в лицу, вступающему в юридические отношения, к которым относится и привилегия. Такая привилегия может, например, перейти к наследнику, так как наследник вступает во все юридические отношения наследодателя.

Привилегии далее делят на положительные и отрицательные. Первые состоят в исключительном праве лица на совершение каких-либо действий, совершать которые по общему правилу не дозволяется, a вторые в праве воздержаться от совершения известных действий, требуемых по общим определениям права от всех (например, право не платить квартирного налога будет отрицательная привилегия).

Еще различают привилегии исключительные и неисключительные. Под первыми разумеют такие, которые, принадлежа известному лицу, не могут уже принадлежать другим; вторые же могут одновременно принадлежать нескольким лицам. (Привилегии отрицательные по большей части бывают неисключителные, так как для лиц привилегированных нет интереса, чтобы другие не пользовались этой привилегией).

Различают еще привилегии, предоставляемые лицу по его просьбе—privilеgia conventionalia—от привилегии, предоставляемых без всякой просьбы—privilеgia gratiosa. Privilеgia conventionalia иногда бывают onerosa, даваемые за известное вознаграждение, иногда gratuita—без всякого вознаграждения.

Все эти последние различия между привилегиями юридического значения почти не имеют, ибо privilеgia conventionalia и gratiosa по сущности одинаковы и различаются между собою лишь по побочному обстоятельству.

Различают, наконец, привилегии благоприятные для лица—privilеgia favorabilia, служащие к его выгоде, и неблагоприятные, служащие к невыгоде известного лица, во вред ему. Но справедливо указывают, чти в последнем случае, т. е. при так называемой неблагоприятной привилегии не может быт речи об исключительном праве лица, a идет речь об исключительной обязанности, налагаемой на данное лицо (например, на лицо налагается по исключению больший налог, чем на других). Следовательно, понимая под привилегией исключительное право, можно допустить существование лишь одних благоприятных привилегий.

Говоря о видах прав субъективных, остается еще указать на делаемое юристами различие между правами настоящими—jura praesentia и будущими—jura futura. Строго говоря, всякое право или существует или его нет. Когда говорят поэтому о будущих правах, то говорят лишь о будущей возможности их приобретения, о надежде на это приобретение, охраняемой и покровительствуемой законами. В качестве примера припомним защиту интересов не родившегося еще, a только зачатого ребенка. Неизвестно еще, родится ли он на свет и приобретет ли права, но надежда на это приобретение им прав охраняется. Другой пример: установляется залог на вещь еще не существующую, a ожидаемую и т. п. В этих случаях права, повторяю, нет, но закон дает охранение против препятствий, которые могут ставить его возникновению. Возможные в будущем права, возникновение которых охраняется, и называются jura futura.

Субъективное право: определение

Субъективное право — это предусмотренная законодательством возможность субъекта права действовать определенным образом и требовать от других субъектов должного поведения по реализации его правомочия.

Как видите, определение сложненькое, и сложно самостоятельно что-либо в нем понять. Поэтому, постараюсь на пальцах объяснить. Как-то, уже давненько, в универе мне объяснили, кто такой профессионал: тот, кто может «по-человечачьи», то есть на пальцах, объяснить любые сложности. Собственно, приступим.

Все законодательство, которое принимается государственными законодательными органами — это объективное право. Его реализация не должна зависеть от воли других людей. К примеру, в законе сказано, что существует частная, муниципальная, государственная и иная форма собственности. Это пример объективного права: никто не может учредить какую-нибудь «свою» форму собственности.

Но в то же самое время объективное право порождает и субъективное право: возможность конкретного лица, например, бомжа Пети, владеть некой собственностью, которой, может, пока у него и нет. Но у нашего воображаемого Пети есть такое субъективное право — на частную собственность, предусмотренное законодательством. Возможно, Пете и не нужна собственность, но он может ею обладать!

Для реализации субъективного права заботливое государство создало для Петруши Росреестр (для регистрации права собственности), полицию и суд для его зищиты, да и много чего еще!

Таким образом, если Пете надоест жить на теплотрассе, и он вздумает купить квартиру, то вправе требовать от других лиц уважения этого его субъективного права собственности на квартиру.

Не трудно догадаться, что право на получение высшего образования, на заклбчение договоров, авторское право и прочее — субъективное право.

Однако существует такой нюанс. Простое дозволение в рамках объективного права не является субъекиивным. Поясним. В любом демократическом государстве действует правило: все, что не запрещено законом — разрешено. Это означает, к примеру,что Петя может пойти в лес по грибы, ягоды. И то, что он соберет, будет его собственностью. Но никто не обязан ему эти самые грибы в лесу обеспечить, в отличие от права на образование.

Если что не поняли, пишите в комментариях.

Защита субъективного права

Для того,чтобы разобраться с защитой субъективного права, необходимо обратиться к его структуре. Выделяют следубщие элементы структуры:

  • Право на собственные действия.
  • Право требования.
  • Право притязания.

То есть человек вправе осуществлять действия, предусмотренные объективным правом, требовать соответствующего поведения от других лиц, а также право обращаться в компетентные органы для защиты своего субъективного права.

Например, вас на работе заставляют делать работу, не предусмотренную трудовым договором (смотри статьи про трудовые правоотношения и расторжение трудового договора). Как быть? Согласно Конституции и Трудовому кодексу, никто не может быть в России принужден к труду. Поэтому гражданин может сам защитить свои субъективные права, например предложив работодателю составить дополнительное соглашение о выполнении отдельной работы за отдельную плату.

Также гражданин может обратиться как в компетентные государственные инсианции, так и в суд. Собственно, так и защищаются субъективные права.

ОТКАЗ ОТ ПРАВА КАК ОДНОСТОРОННЯЯ СДЕЛКА: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ

Одним из основных принципов гражданского законодательства является принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав (п.1 ст. 1 ГК РФ). Субъект, вправе самостоятельно определить юридическую судьбу принадлежащего ему права. Он может его реализовать или отказаться от его реализации. Гражданское законодательство не содержит общего понятия отказа от осуществления прав. По мнению некоторых авторов, отказ от осуществления права (в смысле реализации предоставляемых законом субъекту возможностей, в том числе, в виде бездействия по отношению к своему праву) не является тождественным понятием отказу от самого права (в смысле прекращения такого права у субъекта) поскольку эти понятия различны по своему гражданско- правовому характеру и направленности96. Действительно, бездействие субъекта в отношении осуществления принадлежащего ему права вряд ли можно расценивать как намерение лица прекратить субъективное право. Однако отказ от осуществления права, о котором идет речь в п.2 ст. 9 ГК РФ по существу является именно отказом от самого субъективного права, поскольку последнее не может существовать при невозможности его осуществления. Отказ от права, как способ прекращения субъективного права – это всегда волевое, правомерное действие, направленное на достижение правового результата, который состоит в прекращении права у правомочного субъекта. Действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей в соответствии со ст. 153 ГК РФ представляют собой сделку. В большинстве случаев для прекращения субъективного права достаточно волеизъявления одного лишь правообладателя (отказ от наследства, отказ от приватизации, отказ от преимущественного права покупки, отказ от права собственности и т.д.), а это позволяет прийти к выводу, что отказ от субъективного права в данных случаях носит характер односторонней сделки.

Субъектами такой сделки, как следует из буквального толкования закона, могут быть только физические и юридические лица. Следовательно, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные органы (публично-правовые образования) лишены такой возможности97. Как и любая сделка, отказ от права может быть совершен в устной или письменной форме (простой или нотариальной).

Молчание может иметь юридическое значение и выражать волю лица прекратить субъективное право, в случае если законом установлен некий пресекательный срок, по истечении которого лицо утрачивает свое право. Так, в соответствии со ст. 1136 ГК РФ, если отказополучатель не воспользуется своим правом на получение завещательного отказа в течение трех лет, он утрачивает свое право.

По общему принципу отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев предусмотренных в законе. В настоящее время законом установлены такие виды отказов от осуществления права, являющиеся односторонними сделками, как отказ от наследства (ст. 1157 ГК РФ), отказ от получения завещательного отказа (ст. 1160 ГК РФ), отказ от права собственности (ст. 236 ГК РФ), отказ от преимущественного права покупки (п.2 ст. 250 ГК РФ) и другие.

На наш взгляд имеет свое право на существование еще один вид отказа от осуществления права, который законом явно не предусмотрен, но, тем не менее, встречается в правоприменительной практике – это отказ пережившего супруга от права на часть имущества, приобретенного в период брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. Целью такого отказа является прекращение прав и обязанностей пережившего супруга в отношении имущества приобретенного умершим супругом в период брака. Такая необходимость продиктована определенными проблемами и сложностями, возникающими в нотариальной и судебной практике при оформлении наследственных прав, когда переживший супруг не желает оформлять свои права на долю в совместно нажитом имуществе в соответствии со ст. 1150 ГК РФ, а нотариус не может включить эту долю в состав наследства. Противоречивая судебная практика только подтверждает остроту проблемы, разобраться в которой оказался не в силах и Верховный суд РФ. В ст. 33 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года №9 «О судебной практике по делам о наследовании» указано, что переживший супруг вправе подать заявление об отсутствии его доли в имуществе, приобретенном во время брака. И в этом случае все это имущество входит в состав наследства. Казалось бы, заявило лицо об отсутствии у него права и отказываться формально не от чего. На практике же, заявления подобного содержания зачастую носят притворный характер и не могут решить существующую проблему. Отсутствие законодательного механизма отказа от права на долю в общем имуществе супругов в большей степени затрудняет выполнение нотариусом своей главной функции – защиты прав и законных интересов граждан, путем оформления наследственных прав в бесспорном порядке, не прибегая к судебной процедуре.

В научной литературе существуют различные точки зрения относительно правовой природы и возможности совершения такого отказа. Одни авторы высказывают мнение, что отказ от общего имущества с точки зрения гражданского права, невозможен98. Другие расценивают такой отказ как дарение, которое должно оформляться в порядке, предусмотренном гл. 32 ГК РФ99. Третьи полагают, что подобный отказ имеет право на существование и по своей правовой природе является односторонней семейно-имущественной сделкой100.

96 Ситдикова Л.Б. Теоретические и практические проблемы правового регулирования информационных и консультационных услуг в гражданском праве России – М.: ИГ «Юрист» С.146.

97 Ситдикова Л.Б. Публично-правовые образования в договоре возмездного оказания услуг // Российская юстиция. 2009. № 2. С.31-34.

Мы также считаем, что отказ от супружеской доли как односторонняя сделка имеет право на свое существование. Эту точку зрения можно обосновать при помощи аналогии. В качестве аналогии будем использовать такую одностороннюю сделку как отказ от наследства, предусмотренный ст. 1157 ГК РФ. Законом предусмотрено право наследника принять наследство или отказаться от него. Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации (п.4 ст.1152 ГК РФ). Если наследников, принявших наследство несколько, то в силу ст.1164 ГК РФ оно поступает со дня открытия наследства в общую долевую собственность этих наследников. Это означает, что после того как наследник принял наследство, он является собственником наследственного имущества с момента открытия наследства. В силу п. 2 ст. 1157 ГК РФ наследник вправе отказаться от наследства, даже в том случае если он уже принял наследство. И такой отказ по нашему мнению будет являться фактически отказом не от наследства, а отказом от уже возникшего в силу закона права собственности или права общей долевой собственности, если наследников, принявших наследство несколько. При этом такой отказ не является дарением, так как для его совершения не требуется вторая сторона, он предполагает переход права на имущество к другим наследникам, а не превращение имущества в бесхозяйное, как это предусмотрено в п. 1 ст. 225 ГК РФ, он также не требует согласия третьих лиц на совершение правообладателем соответствующей сделки, хоть и затрагивает интересы третьих лиц. Полагаем, что в тех случаях, когда переживший супруг не является титульным собственником совместно нажитого имущества, входящего в состав наследства, законодателем может быть использован схожий правовой механизм.

Помимо внесения изменений и дополнений в законодательство, предусматривающих право пережившего супруга на отказ от супружеской доли, необходимо законодательно установить пресекательные сроки на реализацию супругом своего права на выделение супружеской доли. Указанные меры позволят решить актуальные в настоящее время проблемы правоприменительной практики.

98 Рассказова Н.Ю., «Особенности оформления наследственных прав по российскому законодательству» Материалы международной научно- практической конференции – М.:ФРПК, 2009.- с.20

99 Казанцева А.Е. Право собственности пережившего супруга и его учет нормами наследственного права // http://www.kmcon.ru/ (дата обращения 20.02 2016).

100 Ништ Т.А. Семейно-имущественные сделки в законодательстве Российской Федерации: дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2010. С.114

Список литературы

1. Казанцева А.Е. Право собственности пережившего супруга и его учет нормами наследственного права // http://www.kmcon.ru/ (дата обращения 20.02 2016).

2. Рассказова Н.Ю., «Особенности оформления наследственных прав по российскому законодательству» Материалы международной научно-практической конференции – М.:ФРПК, 2009.- с.20

3. Ништ Т.А. Семейно-имущественные сделки в законодательстве Российской Федерации: дисс. … канд.юрид. наук. – М., 2010.

4. Ситдикова Л.Б. Публично-правовые образования в договоре возмездного оказания услуг // Российская юстиция. 2009. № 2. С.31-34.

5. Ситдикова Л.Б. Теоретические и практические проблемы правового регулирования информационных и консультационных услуг в гражданском праве России – М.: ИГ «Юрист», 2008 – 344 с.