Вещественное доказательство

Вещественные доказательства

  • Вещественные доказательства в виде:

    1. предметов, которые в силу громоздкости или иных причин (большие партии товаров, высокие издержки хранения, и т.д.) не могут храниться при уголовном деле:
      1. фотографируются или снимаются на видео- или кинопленку, по возможности опечатываются и передаются на хранение. К материалам уголовного дела приобщается документ о месте нахождения такого вещественного доказательства, а также может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования;
      2. возвращаются их законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания;
      3. в случае невозможности обеспечения их хранения способами, предусмотренными и , оцениваются и с согласия владельца либо по решению суда передаются для реализации в , установленном Правительством РФ. Средства, вырученные от реализации, зачисляются на депозитный счет органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств. К материалам уголовного дела может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования;
    2. больших партий товаров, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимостью, могут быть переданы на ответственное хранение владельцу;
    3. скоропортящихся товаров и продукции, а также подвергающегося быстрому моральному старению имущества, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимостью:
      1. возвращаются их владельцам;
      2. в случае невозможности возврата оцениваются и с согласия владельца либо по решению суда передаются для реализации. Средства, вырученные от реализации вещественных доказательств, зачисляются на депозитный счет органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств. К материалам уголовного дела может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования;
      3. с согласия владельца либо по решению суда уничтожаются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, если такие скоропортящиеся товары и продукция пришли в негодность. В этом случае составляется протокол в соответствии с требованиями Кодекса;
    4. изъятых из незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ (их прекурсоров, и т.д.), а также предметов, длительное хранение которых опасно для жизни и здоровья людей или для окружающей среды, после проведения необходимых исследований передаются для их технологической переработки или уничтожаются по решению суда в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, о чем составляется протокол. К материалам уголовного дела приобщается достаточный для сравнительного исследования образец изъятого из незаконного оборота средства (вещества);
    5. денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступления, и доходов от этого имущества, обнаруженных при производстве следственных действий, подлежат аресту в порядке, установленном Кодекса;
    6. ценностей после производства необходимых следственных действий:
      1. сдаются на хранение в банк или иную кредитную организацию;
      2. возвращаются их законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания;
    7. денег после производства необходимых следственных действий фотографируются или снимаются на видео- или кинопленку и:
      1. возвращаются их законному владельцу;
      2. при отсутствии или неустановлении законного владельца либо при невозможности возврата вещественных доказательств законному владельцу по иным причинам они сдаются на хранение в финансовое подразделение органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств, либо в банк или иную кредитную организацию, либо хранятся при уголовном деле, если индивидуальные признаки денежных купюр имеют значение для доказывания;
    8. электронных носителей информации:
      1. хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность ознакомления посторонних лиц с содержащейся на них информацией и обеспечивающих их сохранность и сохранность указанной информации;
      2. возвращаются их законному владельцу после осмотра и производства других необходимых следственных действий, если это возможно без ущерба для доказывания;
    9. изъятых из незаконного оборота товаров легкой промышленности, перечень которых устанавливается Правительством Российской Федерации, передаются для уничтожения по решению суда в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, о чем составляется протокол. К материалам уголовного дела приобщается достаточный для сравнительного исследования образец изъятого из незаконного оборота товара легкой промышленности;
    10. изъятых алкогольной и спиртосодержащей продукции, а также предметов, используемых для незаконных производства и (или) оборота спиртосодержащей продукции, после проведения необходимых исследований передаются для уничтожения, утилизации или реализации по решению суда, о чем составляется протокол, либо передаются на хранение. Средства, вырученные от реализации вещественных доказательств, зачисляются в соответствии с настоящей частью на депозитный счет органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств.
    11. изъятого игрового оборудования, которое использовалось при незаконных организации и (или) проведении азартных игр, передаются для уничтожения по решению суда, о чем составляется протокол. К материалам уголовного дела приобщаются материалы фото- и киносъемки, видеозаписи вещественных доказательств, а также может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования.

После производства неотложных следственных действий в случае невозможности возврата изъятых в ходе производства следственных действий электронных носителей информации их законному владельцу содержащаяся на этих носителях информация копируется по ходатайству законного владельца изъятых электронных носителей информации или обладателя содержащейся на них информации. Об осуществлении копирования информации и о передаче электронных носителей информации, содержащих скопированную информацию, законному владельцу изъятых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации составляется протокол.

Процессуальный порядок оформления вещественных доказательств. Порядок хранения и вопросы разрешения судьбы вещественных доказательств в приговоре

Вещественными доказательствами являются не все предметы — носители доказательственной информации, а только те, которые обнаружены, получены и приобщены к делу в установленном законом порядке. А этот порядок включает следующие действия.

Доктор юридических наук, профессор Люпинская П.А. выделяет следующее процессуальное оформление вещественных доказательств, которое включает три момента. Во-первых, должен быть процессуально оформлен факт обнаружения или получения предмета следователем (судом). Чаще всего предметы изымаются в ходе какого-то следственного действия (осмотра, обыска, выемки и др.), и факт изъятия фиксируется в протоколе данного действия. Предметы могут быть получены также сторонами в порядке ст. 86 УПК, а затем представлены следователю (суду), о чем также должен быть составлен соответствующий протокол (или сделана отметка в протоколе судебного заседания). И, наконец, они могут быть представлены следователю или суду по их требованию государственными и иными органами и организациями в порядке ст. 86 УПК, о чем также должен свидетельствовать соответствующий официальный документ (сопроводительное письмо).

Во-вторых, предмет должен быть осмотрен (ст. 81 УПК). Осмотр предмета может быть произведен в ходе того следственного действия, при котором он изъят (например, при осмотре места происшествия), и тогда его результаты фиксируются в протоколе данного следственного действия, либо в ходе отдельного следственного действия — осмотра вещественного доказательства (предмета), оформляемого самостоятельным протоколом.

В-третьих, предмет в качестве вещественного доказательства должен быть приобщен к делу особым постановлением следователя либо постановлением или определением суда. Лишь после вынесения такого постановления (определения) на предмет может быть распространен режим вещественного доказательства. Постановление (определение) о приобщении предмета к делу в качестве вещественного доказательства выражает решение следователя (суда) об относимости данного предмета к делу и означает поступление его в исключительное распоряжение следователя или суда. Точная процессуальная фиксация факта приобщения предмета к делу в качестве вещественного доказательства необходима в связи с тем, что такие предметы нередко представляют определенную материальную или духовную ценность, а также для предотвращения их утраты или замены.

По делу Чумакова в Московском областном суде была исключена из разбирательства дела пуля, изъятая из трупа потерпевшего, в связи с чем она была приобщена к делу в качестве вещественного доказательства через год после ее изъятия, а осмотрена только в ходе дополнительного расследования через два года.Защита по уголовному делу: Пособие для адвокатов/Под ред.Е.Ю.Львовой. М., 2000. С.50.

Из данного дела видно существенное нарушение порядка оформления вещественных доказательств.

Проверке подлежат подлинность вещественных доказательств, а также неизменность их свойств с момента их получения. В этих целях могут проверяться условия хранения.

Оценка вещественных доказательств включает в себя установление их допустимости, относимости и доказательственного значения. Допустимость вещественных доказательств определяется соблюдением правил их изъятия и процессуального оформления, о которых говорилось выше. Так, не могут быть вещественными доказательствами предметы, появление которых в деле никак не оформлено или изъятие которых произведено с грубыми процессуальными нарушениями (например, выемка проведена без понятых). Важное значение имеет также соблюдение правил хранения вещественных доказательств, в частности, обеспечивающих их подлинность.

Даже при индивидуальной идентификации предмета обычно устанавливается лишь доказательственный факт. Например, идентификация обуви по следу человека или по отпечатку пальца свидетельствует лишь о том, что данное лицо было на месте преступления, а не о том, что оно его совершило. Оно могло побывать там и не в связи с совершением преступления, а до этого или после. Аналогично идентификация оружия, которым совершено убийство, является лишь косвенным доказательством виновности его владельца, так как не исключено, что этим оружием воспользовалось какое-то другое лицо. Еще меньше доказательственная сила предметов, в отношении которых устанавливается лишь групповая принадлежность. Например, установление группы крови лишь с какой-то долей вероятности свидетельствует о том, что кровь на месте происшествия оставлена данным лицом.

Вместе с тем в определенных ситуациях предметы могут выступать и в роли прямых вещественных доказательств, если сам факт их наличия у определенного лица образует преступное деяние, например обнаруженное у обвиняемого огнестрельное оружие или наркотическое вещество при обвинении в незаконном хранении таких предметов.

Вещественные доказательства всегда оцениваются в совокупности с другими доказательствами, и прежде всего с документами, в которых фиксируются обстоятельства их изъятия и результаты их исследования. Например, похищенная вещь является доказательством лишь в совокупности с протоколом, в котором констатируется факт ее изъятия у обвиняемого, протоколами допросов лиц, подтвердивших ее прежнюю принадлежность потерпевшему, протоколом ее опознания потерпевшим и т.п. Аналогично отпечаток пальца или след обуви может иметь доказательственное значение лишь в совокупности с заключением эксперта, в котором фиксируются результаты его исследования, и т.д.

Нельзя признать состоятельной концепцию об особой роли вещественных доказательств как «немых свидетелей», которые в отличие от «говорящих свидетелей» не лгут. Вещественные доказательства тоже могут быть сфальсифицированы. Судебной практике известны случаи искусной подделки даже пальцевых отпечатков, не говоря уже об умелой инсценировке (симуляции) самоубийств, пожаров, ограблений и других ситуаций. Для того чтобы вещественные доказательства могли быть использованы для установления фактических обстоятельств дела, они подлежат тщательной проверке, всестороннему исследованию и критической оценке. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учеб. для студентов вузов, обучающихся по спец. «Юриспруденция» / Отв. ред. П.А. Лупинская — М.: Юристъ, 2005.стр. 265

Вещественные доказательства хранятся при уголовном деле, а при передаче дела другому органу или должностному лицу передаются вместе с ним. Вместе с тем ст. 82 УПК допускает и иные варианты обращения с вещественными доказательствами, если их хранение при деле невозможно или затруднительно. Так, громоздкие предметы, большие партии товаров и т.п. могут храниться в ином месте, указанном следователем (дознавателем), о чем в деле должна быть справка. При этом они фотографируются или снимаются на видео- или киносъемку и по возможности опечатываются. Смирнов А.В.Уголовный процесс : учебник / А.В. Смирнов, К.Б. Калиновский ; под общ. ред.

проф. А.В. Смирнова. — 4-е изд., перераб. и доп. — М. : КНОРУС, 2008. —стр.204

Вещественные доказательства (например, скоропортящиеся предметы) могут быть также возвращены их законному владельцу, переданы для реализации или уничтожены. Изъятые из незаконного оборота этиловый спирт, алкогольная и спиртосодержащая продукция, а также предметы, длительное хранение которых опасно для людей или окружающей среды, передаются для технологической переработки или уничтожаются. Деньги и иные ценности, не имеющие индивидуальных признаков, сдаются на хранение в банк или в иную кредитную организацию.

При хранении вещественных доказательств в месте, определяемом следователем или дознавателем, а также при передаче их для реализации к материалам дела может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования.

За исключением указанных случаев, вещественные доказательства хранятся до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования определения или постановления о прекращении уголовного дела. В приговоре, определении или постановлении о прекращении уголовного дела должна быть определена их судьба в соответствии со ст. 81 УПК.

Орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются. Предметы, запрещенные к обращению (оружие, наркотики и др.) передаются в соответствующие учреждения или уничтожаются. Предметы, не представляющие никакой ценности и не истребованные сторонами, уничтожаются. Деньги и иные ценности, нажитые преступным путем, по приговору суда подлежат возвращению законному владельцу либо обращению в доход государства. Документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются в деле в течение всего срока его хранения либо передаются заинтересованным лицам по их ходатайству. Остальные предметы передаются законным владельцам, а при не установлении последних переходят в собственность государства. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. В.И. Радченко.—

24е изд., перераб. и доп. — М.: «Юридический Дом «Юстицинформ», 2006. — стр.222

Предметы, которые были изъяты в ходе досудебного производства, но вещественными доказательствами признаны не были (например, оказались неотносимыми к делу), подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты. При вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются орудия преступления, принадлежащие обвиняемому. Использованные в качестве орудия преступления предметы, законными владельцами которых являются другие лица, должны быть возвращены этим лицам. Сложившаяся судебная практика исходит из того, что не подлежит конфискации автомобиль — орудие преступления, которым обвиняемый пользовался по доверенности. Он передается собственнику или титульному владельцу. Не признаются орудием преступления и не могут быть конфискованы транспортные средства, если они использовались не как средства умышленного преступления против личности или совершения хищения, а при нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества подлежат возвращению законному владельцу.

Деньги, ценности и иное имущество могут подлежать по приговору суда такой мере уголовно-правового характера, как конфискация, т.е. принудительному безвозмездному обращению по решению суда в собственность государства (п. 41 ч. 3 ст. 81 УПК). Уголовным законом (п. «а» — «в» ч. 1 ст. 1041 УК РФ) предусматривается конфискация следующего имущества:

а) денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 111, ч. 2 ст. 126, ст. 1271, 1272,146, 147, 164, ч. 3 и 4 ст. 184, ст. 186—189, ч. 3 и 4 ст. 204, ст. 205, 2051, 2052, 206,208—210, 212, 222, 227, 2281, 229, 231, 232, 234, 240—242, 2421, 275—279, 281, 2821,2822, 285, 290, 355, ч. 3 ст. 359 УК РФ, и любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу;

б) денег, ценностей и иного имущества, в которые имущество, полученное в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы;

в) денег, ценностей и иного имущества, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Вещественные доказательства, подпадающие под категорию предметов, запрещенных к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются. К их числу относятся предметы, изготовление, приобретение, хранение, сбыт и распространение которых полностью запрещены законом (порнографические издания, приспособления для некоторых видов азартных игр, поддельные денежные знаки, незаконно изготовленные наркотические вещества и т.д.). Их необходимо отличать от вещей с ограниченной оборотоспособностью, к которым принадлежат:

— вещи, изъятые из гражданского оборота, которые согласно закону не могут быть предметом гражданско-правовых сделок, но могут быть переданы по другим основаниям (например, архивные материалы);

— вещи, ограниченные в обороте, которые могут приобретаться в собственность лишь по особым разрешениям (оружие, сильнодействующие яды, радиоактивные вещества, наркотические средства и т.д.). На территории России определенные ограничения установлены также для оборота валютных ценностей — иностранной валюты, ценных бумаг в иностранной валюте, драгоценных металлов и природных драгоценных камней в любом виде и состоянии, за исключением ювелирных и других бытовых изделий, а также лома таких изделий. Только предметы, полностью запрещенные к обращению, а также предметы, изъятые из гражданского оборота, могут быть безвозмездно изъяты у владельцев и переданы в соответствующие учреждения или уничтожены, так как не могут являться собственностью физических и юридических лиц. Вещи, ограниченные в обороте, могут быть собственностью указанных лиц. Следует иметь в виду, что ч. 3 ст. 35 Конституции РФ установлено не допускающее никаких исключений правило: «Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда».

Когда вещественное доказательство представляет собой ограниченно обороноспособную вещь, которая в силу закона не может принадлежать ее собственнику, если у него отсутствует особое разрешение на приобретение и владение ею (например, охотничье огнестрельное оружие, полученное по наследству), то в соответствии с гражданским законодательством оно подлежит возмездному отчуждению самим собственником или (при невыполнении им этой обязанности в течение года с момента возникновения права собственности) принудительно, по решению суда в порядке, установленном ст. 238 ГК РФ. До решения вопроса о наследовании имущества и получения лицензии на приобретение оружия оно подлежит изъятию для ответственного хранения органами внутренних дел. Смирнов А.В.Уголовный процесс : учебник / А.В. Смирнов, К.Б. Калиновский ; под общ. ред.

проф. А.В. Смирнова. — 4-е изд., перераб. и доп. — М. : КНОРУС, 2008. —стр.204

Споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учеб. для студентов вузов, обучающихся по спец. «Юриспруденция» / Отв. ред. П.А. Лупинская — М.: Юристъ, 2005. стр.267

Необходимо отметить, что вещественные доказательства тоже могут быть сфальсифицированы. Судебной практике известны случаи искусной подделки даже пальцевых отпечатков, не говоря уже об умелой инсценировке самоубийств, пожаров, ограблений и других ситуаций. Для того чтобы вещественные доказательства могли быть использованы для установления фактических обстоятельств дела, они подлежат тщательной проверке, всестороннему исследованию и критической оценке.

Иные процессуальные способы собирания доказательств

Ст.70 УПК предусматривает возможность истребования предметов и документов следователем и судом, представления доказательств участниками процесса, должностными лицами и гражданами, но не определяет процедуры применения данных приемов.

В процессуальной литературе неоднократно отмечалась необходимость устранения этого недостатка. Такая мера была бы полезной с разных точек зрения. Более широкое использование приема истребования доказательств в ряде случаев сделает ненужным проведение выемки — действия, затрагивающие неприкосновенность жилища и сопряженного с немалыми затратами труда. В материалах дела получат более точное отражение сведений о том, откуда и по чьему волеизъявлению появилось доказательство: было ли оно истребовано следователем или представлено по инициативе владельца. Это обстоятельство имеет важное значение для оценки допустимости доказательства, ибо случаи, когда невозможно прояснить происхождение субъекта, не столь уж редки на практике. Кроме того, создаются условия для предотвращения возможности нефиксируемого изъятия предметов и документов “на всякий случай”, т.е. при отсутствии достаточных оснований. Наконец, удостоверение факта представления предмета или документа и их индивидуальных признаков послужит гарантией фактической реализации прав обвиняемого, потерпевшего и других лиц на участие в доказывании, будет способствовать предотвращению утраты доказательственных материалов (ибо подобные явления, хотя и в редких случаях, все же наблюдаются на практике).

Так, судом Железнодорожного района г. Воронежа рассматривалось уголовное дело №1-128 по обвинению Проскурина С.П. и Ильичева В.И. по ст.144 ч.2 УК РСФСР. Проскурин и Ильичев путем выбивания входной двери проникли в квартиру гр. Никитина С.Н., откуда похитили принадлежащий ему телевизор. Обвиняемые свою вину не признали, ссылаясь на то, что телевизор принадлежал Проскурину и был оставлен у Никитина в залог. Ими был представлен также паспорт к телевизору, который, по словам Никитина, был украден вместе с телевизором. В качестве доказательства принадлежности телевизора Никитину в деле фигурировал товарный чек, который был представлен потерпевшим. Однако данный документ в надлежащем процессуальном порядке не был оформлен следователем: не произведены выемка, приобретение в качестве вещественного доказательства и осмотр вещественного доказательства. В результате данный документ не был признан вещественным доказательством, а прямо направлен на доследование Астафьев Ю.В. Доказывание и оперативно-розыскная деятельность: проблемы соотношения и взаимодействия / Ю.В. Астафьев, П.В. Изотова. — Курск: ФГУИПП «Курск», 2002, С. 138.

Истребование доказательств — это такой прием доказывания, который соответствует познавательной ситуации на любом этапе производства по делу и поэтому находит применение на каждой стадии процесса. Отсюда вытекает, что процедуру истребования доказательств следует конструировать как универсальную для всех стадий. Это может быть достигнуто дополнением ст.70 УПК правилами, регламентирующими порядок истребования доказательств, с распространением этих правил на стадию возбуждения уголовного дела либо включением аналогичных процедурных правил в ст.109 УПК. Соображения об универсальности относится и к представлению доказательств. Хотя закон наделяет участников процесса, а также должностных лиц и граждан правом представлять доказательства лишь в стадии расследования и в судебных стадиях, на практике имеет место доставление гражданами документов и материальных объектов управомоченному государственному органу до возбуждения уголовного дела. Удостоверение факта представления подобных объектов и их индивидуальных признаков имеет, на мой взгляд, столь важное доказательственное значение, как и требуемая законом фиксация устных заявлений о преступлении.

Специфическим приемом доказывания является принятие доказательств, представленных гражданами и организациями. В этом случае предмет или документ появляется в поле зрения следователя по инициативе лиц, им обладающих. Обвинительный защитник, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик, заявляя ходатайства о приобщении доказательств, реализуют одно из правомочий на участие в доказывании; руководители предприятий, учреждений, организаций, направляя в органы расследования о совершенном преступлении, а иные граждане — свой моральный долг содействовать правоохранительным органам. В каждом из этих случаев возникает обязанность следователя зафиксировать и рассмотреть имеющую правовое значение просьбу об исследовании объекта, изучить представленный объект, принять обоснованное решение о приобщении его к делу либо о возвращении обладателю.

Оба приема получения доказательств, обладая общими чертами, существенно различаются между собой. Истребование предметов и документов следователем есть активный акт познания, порождающий правовую обязанность соответствующих граждан и должностных лиц; представление доказательства происходит по инициативе последних, т.е. не обусловлено требованием следователя.

Различия между истребованием и представлением доказательств, обусловлены тем, что в первом случае инициатива в пополнении доказательственного материала исходит от следователя (суда), а во втором — от лица, обладающего доказательством. Общим для этих случаев является то, что доказательства представляются управомоченному государственному органу. Структура и наиболее целесообразная форма осуществления этих приемов подвергалась в процессуальной литературе достаточно широкому обсуждению. Обобщая высказанные при этом соображения, можно охарактеризовать процессуальную деятельность по истребованию доказательств в виде совокупности операций, а другие лицо, обладающее доказательственным материалом. Истребование доказательств охватывает собой:

  • 1) направление требования лицу или организации;
  • 2) доставление истребуемого объекта, отражение этого факта и индивидуальных признаков объекта в материальном деле;
  • 3) приобщение доказательства к делу.

Представление доказательств включает:

  • 1) доставление следователю (суду) участником процесса, должностным лицом предприятия, учреждения, организации, а также любым гражданином предмета или документа с ходатайством или заявлением о приобщении объекта к делу;
  • 2) отражение факта представления, обстоятельств обнаружения и индивидуальных признаков объекта в материалах дела;
  • 3) рассмотрение ходатайства и принятие решения о приобщении доказательства либо о возврате объекта лицу, его представившемуКипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. — М.: Юристь, 1995, с.99 .

Рассмотрим теперь, в какой процессуальной форме могут быть реализованы указанные операции, уделяя при этом особое внимание предложениям, носящим дискуссионный характер.

Следует согласиться с суждениями и тех авторов, которые считают, что требование о представлении предметов и документов должно быть обличено в письменную форму. Этим не только предотвращается получение ненадлежащего объекта, но и обеспечиваются интересы предприятий и организаций, т.к представление предмета или документа по устному запросу не оставило бы следов в организации делопроизводства предприятия порождая неясность в вопросе о том, куда делся соответствующий документ. Необходимость составления письменного запроса послужит препятствием и для неправомерного истребования предметов и документов, в т. ч. и в случаях, когда фактически произведенная выемка маскируется так называемой “добровольной выдачей». Наконец, наличие в деле письменного запроса объясняет пути появления доказательства в деле.

Исследование уголовных дел, проведенные в суде Железнодорожного района г. Воронежа показало, что в первую очередь истребуют документы, свидетельствующие о наличии судимости, характеристики, документы, подтверждающие стоимость имущества. По делам о половых преступлениях запрашиваются с венерического диспансера.

Находящиеся в деле документы приобщены без соблюдения какого-либо процессуального порядка: так, характеристики просто подшиты в дело. Поэтому не всегда ясно, как они туда попали: были истребованы или представлены.

При приобщении к делу документов, свидетельствующих о наличии судимости, сведения фиксируются на бланке запроса. Как правило, в деле характеризующие данные подшиваются в конце.

Обязательным элементом истребования или представления доказательств должно стать удостоверение факта представления соответствующего объекта и отражение его особенностей. Наилучшей формой для этого послужит протокол, т.е. акт, фиксирующий в соответствии с требованиями закона место и дату производства процессуального действия, его содержание, время начала и окончания, круг лиц, принимающих участие в его производстве (ст.102,141 УПК), применения этого приема доказывания.

Известно, что ревизия представляет собой форму хозяйственного контроля, обеспечивающую управление деятельностью ревизионных органов, своеобразное административно-хозяйственное расследование. Это — институт административного права: структура контрольно-ревизионных органов, формы их деятельности, права ревизоров, обязанности ревизуемых и т.д., устанавливаются подзаконными актами в сфере государственного управления. Между следователем и ревизором не существует непосредственных правовых отношений: ст.70 УПК дает следователю право обращаться с требованием о проведении ревизии к руководителю, осуществляющему контроль за хозяйственной деятельностью предприятия, учреждения, организации. Последующие деловые контакты следователя с ревизорами не являются правоотношениями между ними.

Акт или иной документ, оформляющий результат ревизии, становится доказательством по делу.

Отсюда вытекает, что требование следователя о проведении ревизии является одним из способов собирания доказательств. Однако некоторые ученые предполагают отказаться от назначения ревизии в процессе расследования и в необходимых случаях прибегать к экспертизе. Такое предложение вызывает возражения.

Право следователя требовать производства ревизии отражает насущные потребности следственной практики. Поэтому, как представляется, речь должна идти не об отказе от этого института, а о его развитии, превращении требования о проведении ревизии в самостоятельный прием доказывания, способный повысить эффективность уде сложившейся системы способов собирания доказательств Брылев В.И. Проблемы использования оперативно-розыскной информации в доказывании — Краснодар: Изд-но Кубанского гос. ун-та, 2002, с. 260.. Документальной проверкой охватывают другие (помимо ревизий) формы обследования производственной и финансово-хозяйственной деятельности предприятий, учреждений и организаций, в частности, проверку экономической обоснованности действий администрации, соблюдения технологической дисциплины, выяснения других вопросов, возникающих при расследовании хозяйственных преступлений, нарушения правил техники безопасности и т.п. Необходимость в выборочной проверке тех или иных участков хозяйственной, финансовой и производственной деятельности часто обусловлена тем, что следователь, выявив отдельные факты злоупотреблений, получает основание предположить, что они носили массовый характер. Далеко не всегда их фактический объем можно определить с помощью экспертизы. Решение этой задачи потребует от проверяющего выполнения таких операций, которые эксперт применять не вправе, а именно: инвентаризация материальных ценностей, получения необходимых документов и материалов от ревизуемой организации. Не вполне совпадают и объекты исследования: эксперт изучает документы и материальные объекты, представленные ему следователем и отраженные в материалах дела, ревизор или проверяющий сам производит розыск материалов и приобщает их к акту ревизии. Поэтому ревизия и документальная проверка иногда предшествует экспертизе: последняя назначается в случаях, когда выявленные ревизией или проверкой факты требуют дальнейшего исследования и истолкования на основе специальных познаний. Иногда требование о производстве ревизии рассматривается в одном ряду с истребованием документов. Вряд ли можно уподоблять ревизионную деятельность составлению требуемых следователю справок, характеристик или иного обобщающего документа; между требованием о ревизии и представлением акта лежит активная познавательная деятельность, осуществляемая по достаточно сложным правилам. Несмотря на то, что она не регулируется уголовно-процессуальным законом, возникает сложный познавательный комплекс: следователь отображает следы опосредованно — через ревизора. Поиск ревизором фактических данных осуществляется, в конечном счете, по инициативе следователя и в определенных пределах направляется им. По этой причине процессуальная форма требования о проведении ревизии оказывается более сложной, чем при истребовании документов.

С учетом изложенных представлений о сущности ревизии и документальных проверок и характера взаимоотношений между следователем и ревизором (проверяющим) представляется возможным ставить вопрос о придании ревизии более универсального характера, а также об усилении возможности влиять на ее ход и направление со стороны следователя (суда).

Под таким углом зрения целесообразно:

  • 1) Распространить право управомоченных государственных органов требовать проведение ревизии на стадии возбуждения уголовного дела.
  • 2) Дополнить предписания ст.70 УПК указанием на то, что требования лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда о проведении ревизий обязательны для должностных лиц.
  • 3) Закрепить в законе право следователя требовать проведение не только ревизий, но и иных обследований деятельности предприятий, организаций, учреждений.
  • 4) Предусмотреть необходимость вынесения постановления (определения) о назначении ревизии (обследования) с указанием в нем надлежащих проверки участков работы и конкретных вопросов, на которые проверяющие должны дать ответ.
  • 5) Предоставить следователю право при назначении ревизий и обследований требовать выделения специалистов определенного профиля, а также устранять от участия в ревизиях и обследованиях недостаточно компетентных и заинтересованных в исходе дела лиц Доля Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам.// Советская юстиция. — 1993, с.32..

Предусмотренные законом приемы получения доказательств: истребование предметов или документов, принятие доказательств, представленных участниками процесса, гражданами и должностными лицами, а также требование о производстве ревизии и документальной проверки, не являются разновидностями осмотра, обыска, выемки или других следственных действий. Каждый из этих приемов — самостоятельный способ получения доказательств.

Все эти способы должны получить достаточную правовую регламентацию.