Задержание подозреваемого

1.1. Понятие задержания подозреваемого в уголовном процессе

Органы расследования применяют различные, предусмотренные законом меры принуждения: арест, обыск, освидетельствование, принудительный привод на допрос. К мерам процессуального принуждения относится и задержание лиц, подозреваемых в совершении преступлений.

Основания применения задержания определены уголовно-процессуальным законом ст. 122 УПК РФ, а тактические приемы проведения названного действия, так же как и других следственных действий, задержание разрабатываются криминалистикой. Следует иметь в виду, что задержание может производиться лишь по подозрению в совершении такого преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы.

Такое условие задержания связано с тем, что само задержание представляет собой кратковременное лишение свободы с целью не дать подозреваемому возможности скрыться от следствия и суда и помешать установлению истины по уголовному делу. В законе также четко указаны субъекты, наделенные правом производства задержания. К ним относятся: следователь, лицо, производящее дознание, прокурор и суд. Этот перечень является исчерпывающим.

Задержание — это мера процессуального принуждения, осуществляемая компетентным работником правоохранительных органов, и заключающаяся в кратковременном заключении под стражу лица, заподозренного в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы, в целях пресечения его преступной деятельности и создания условий для осуществления успешного расследования. 1

Целью задержания являются: пресечение преступной деятельности, предотвращение уклонения от следствия и суда, способ получения доказательств (например, задержание с поличным), устранение возможности уничтожения вещественных доказательств, следов преступления, воздействия на поведение других субъектов уголовного процесса (соучастников, потерпевшего, свидетелей и их родственников), оказания влияния на работу сотрудников правоохранительных органов и суда, создание условий проведения следственных действий, где требуется присутствие или участие подозреваемого. Задержание подозреваемого — мера процессуального принуждения, применяемая органом дознания, дознавателем, следователем или прокурором на срок не более 48 ч с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления (п. 11 ст. 5 УПК РФ). Суть этой меры заключается в кратковременном лишении свободы лица, подозреваемого в совершении преступления, в целях выяснения его личности, причастности к преступлению и решения вопроса о применении к нему меры пресечения — как правило, заключения под стражу. 2

Основанием для задержания кого-либо по подозрению в совершении преступления должны быть конкретные обстоятельства, перечисленные в ч. 1 ст. 91 УПК РФ:

— лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

— потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;

— на этом человеке или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления;

— при наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления. Их исчерпывающий перечень дан в ч. 2 ст. 91 УПК РФ. Непременным условием для применения задержания является наличие данных о том, что задерживаемое лицо подозревается в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

Срок задержания не может превышать 48 ч. Продлить указанный срок вправе только судья путем вынесения решения о продлении срока задержания, но не более чем на 72 ч. По прошествии этого времени подозреваемый подлежит освобождению. Иными словами, срок задержания подозреваемого не должен превышать в общей сложности 120 ч. Статья 96 УПК РФ обязывает орган дознания, дознавателя или следователя сообщить прокурору в письменном виде о произведенном задержании до истечения 12 ч с момента задержания подозреваемого. Задержанный подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 ч с момента его фактического задержания.

Однако если не подтвердилось подозрение в совершении преступления либо отсутствуют основания применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, а также если задержание было произведено с нарушением требований ст. 91 УПК РФ, то задержанный освобождается из-под стражи. Для некоторых категорий лиц в УПК РФ предусмотрен особый порядок задержания. В соответствии со ст. 449 УПК РФ он установлен в отношении членов Совета Федерации, депутатов Государственной думы, судей, прокуроров, Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и аудиторов Счетной палаты РФ, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий.

Задержание как процесс действия во всех случаях осуществляется только при условии предусмотренных законом оснований (ст. 91 УПК РФ). В качестве правовых оснований для задержания лица, на наш взгляд, следует расценивать те юридические факты, которые с точки зрения законодателя составляют гипотезу для реализации предоставленного (диспозицией нормы) властному органу превентивного процессуального принуждения.

Данные, полученные из источников, указанных в ст. 91 УПК РФ, могут содержать различную информацию. Однако для того чтобы использовать их для установления оснований задержания, они должны служить в последующем и основаниями для подозрения лица в совершении преступления, наказуемого лишением свободы.

В действующем законодательстве не проводится никакой отличительной грани между основаниями для подозрения и основаниями для задержания.

Многие авторы указывали, что основание к задержанию — это предусмотренные в законе фактические данные, свидетельствующие о совершении лицом преступления, за которое определено наказание в виде лишения свободы.

В процессуальной литературе по вопросу, что же подразумевать под «фактическими данными», высказаны различные точки зрения. Некоторые авторы полагают, что в данном случае в качестве оснований могут использоваться «…любые фактические данные, которые стали известны из источников, указанных в законе», то есть доказательства.3

В качестве оснований задержания должны выступать объективные данные о причастности лица к совершению преступления, те или иные процессуальные действия, производимые органами предварительного расследования. При установлении оснований задержания используются данные об обстоятельствах, указанных в ст. 91 УПК РФ, которые зафиксированы в приобщенных к уголовному делу документах. Задержание необходимо рассматривать как действие и об установлении фактических данных, отражающих именно тот результат, который сформулирован в ст. 91 УПК РФ и в этой связи приобретающий доказательственное значение.

Закон не указывает на «фактические данные, свидетельствующие о совершении лицом преступления» ввиду их бесконечного многообразия, а определяет лишь источники, из которых такие данные могут быть получены. Указание на данные, которые могут свидетельствовать о совершении лицом преступления, содержится только в ч. 2 ст. 91 УПК РФ. По смыслу ст. 91 УПК РФ для задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, необходимо хотя бы одно из указанных в законе оснований.

Анализ ст. 91 УПК РФ позволяет утверждать, что прямого требования располагать доказательствами в качестве фактических оснований для задержания данная норма закона не содержит. В ней подразумевается иная процедура получения и закрепления фактических данных, чем та, которая предусмотрена для получения соответствующих видов доказательств (ст.ст. 74, 86-88 УПК РФ). Как видно, ни одно из перечисленных обстоятельств не отнесено законом к источникам доказательств (ч. 2 ст. 74 УПК РФ), и это не случайно. Данные, которые могут быть получены из обстоятельств и источников, указанных в ст. 91 УПК РФ, дают лишь основание подозревать лицо в совершении преступления, а также возможность сделать вероятный вывод об этом на момент принятия решения о задержании. Степень обоснованности и достоверность таких данных должна быть оценена и проверена, а причастность лица к совершению преступления должна подлежать установлению.

Следовательно, в ч. 1 ст. 91 УПК РФ сформулированы как обстоятельства, при возникновении которых задержание может быть осуществлено (п.1, ч. 1 ст. 91 УПК РФ), так и указаны источники фактических данных, из которых могут быть получены данные, дающие основание для подозрения о причастности лица к совершению преступления (п.п.2 и 3 ч. 1 ст. 91 УПК РФ). Представляется, что возникновению самостоятельных оснований для задержания, предусмотренных п.п.1-3 ч. 1 ст. 91 УПК РФ, должны предшествовать определенные данные, формулирующие основания подозрения. Совокупность последних дает возможность для принятия решения о задержании. «Самостоятельность» и «безусловность» оснований для задержания предопределяет также и наличие соответствующих правовых предпосылок, предусмотренных законом.

Основания для подозрения в совершении преступления.

В основе подозрения как уголовно-процессуального явления лежит информация, которой обладает следователь или дознаватель о причастности конкретного лица к расследуемому преступлению. При этом информация, из содержания которой следует вывод о совершении лицом преступления, может быть получена органом уголовного преследования как из оперативных, так и процессуальных источников.

Наличие информации, свидетельствующей о причастности лица к преступлению, во многом определяет характер деятельности органа расследования на этапе подозрения и его отношение к заподозренному лицу. Если у следователя имеются, к примеру, лишь неподтвержденные оперативные данные, то их необходимо тщательно проверить, прежде чем вовлекать заподозренное лицо в уголовное дело, поскольку есть большая вероятность того, что этот человек к расследуемому делу или не имеет никакого отношения, или может участвовать в нем в качестве свидетеля. А преждевременная постановка лица в статус подозреваемого с последующим применением к нему процессуального принуждения может повлечь за собой неблагоприятные последствия как для самого лица, так и для органа уголовного преследования.

Следователем на этапе подозрения может быть собран такой уличающий материал, что объективно порождает у него обоснованное подозрение против лица и позволяет вовлечь его в уголовное дело в качестве подозреваемого, допросить и, при необходимости, применить меру принуждения. Однако, неопределенность термина по подозрению, закрепленного в ст. 91 УПК РФ, не дает органу уголовного преследования на этапе подозрения возможность предельно четко обозначить круг обстоятельств, при которых действительный свидетель будет отграничен от фактического подозреваемого.

В уголовно-процессуальной деятельности есть несколько ситуаций, объективно позволяющих органу уголовного преследования заподозрить лицо в совершении преступления.

1. Указание лица в постановлении о возбуждении уголовного дела как участника преступления.
По смыслу уголовно-процессуального закона уголовное дело возбуждается не в отношении лица, а по факту преступления. В ч. 2 ст. 21 УПК РФ сказано, что В каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают… меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.

Тем не менее, в следственной практике нередки случаи, когда в момент решения вопроса о возбуждении уголовного дела лицо, причастное к преступлению, уже известно.
В Уголовном кодексе РФ есть составы преступлений, которые сформулированы таким образом, что событие преступления неразрывно связано с действиями конкретного лица. Это, например, нарушения правил дорожного движения (ст. 264 УК РФ), злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), дезертирство (ст. 338 УК РФ), самоуправство (330 УК РФ) и др. Данные о лице, которое совершило такого рода преступления, как правило, фиксируются в постановлении о возбуждении уголовного дела.

То, что по фактам очевидных преступлений возбуждаются уголовные дела в отношении конкретных лиц, находит подтверждение в самом федеральном законодательстве в виде положений: Уголовное дело в отношении судьи может быть возбуждено… (ст. 16 закона РФ О статусе судей в Российской Федерации); возбуждение против них (имеются в виду прокурор и следователь прокуратуры) уголовного дела… (ст. 42 закона РФ О прокуратуре Российской Федерации); … в отношении священнослужителя (п. 11 ст. 5 УПК РСФСР).

Исключить на практике случаи, когда уголовное дело возбуждается в отношении конкретного лица, практически невозможно. И они довольно распространены. Проведенное в ряде регионов страны обобщение судебно-следственной практики показало, что в 820 случаях из 1109 уголовных дел, рассмотренных народными судами Москвы и Московской области, в постановлении о возбуждении уголовного дела указано конкретное лицо как предположительно совершившее преступление. В любом случае указание в постановлении о возбуждении уголовного дела фамилии, имени, отчества лица как субъекта преступления есть ни что иное, как выражение органом уголовного преследования подозрения против этого лица. А поскольку данные о лице, совершившем такого рода преступления, нередко фиксируются в постановлении о возбуждении уголовного дела, то некоторыми учеными предлагается считать лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, подозреваемым.

Эта же позиция получила отражение в новом УПК РФ. Согласно п. 1. ч. 1 ст. 46 УПК РФ подозреваемым является лицо в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 настоящего Кодекса.

Из этого следует вывод, что если лицо совершило любое преступление и данные о нем были зафиксированы в постановлении о возбуждении уголовного дела, то это лицо признается подозреваемым.

Вариант постановки лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело, в статус подозреваемого неоднократно вызывал обоснованную критику юристов, отмечавших ряд недостатков данной нормы. В данном случае отсутствует четкий механизм надлежащего информирования такого подозреваемого о существующем подозрении и принадлежащих ему процессуальных правах, т.е. неясно, когда лицо, производящее расследование, обязано разъяснить подозреваемому его права, а также обеспечить осуществление этих прав.

Кроме этого, видно, что в предлагаемой новелле процессуальное положение заподозренного лица окажется в зависимости от того, укажет или не укажет следователь данные о нем в постановлении о возбуждении дела.

Критикуя такой вариант появления в уголовном процессе подозреваемого, можно утверждать, что постановление о возбуждении уголовного дела не может ставить лицо в положение подозреваемого потому, что оно выносится до начала следствия, до проверки материалов, служивших поводом к возбуждению дела.

Лицо, против которого возбуждено уголовное дело, может стать подозреваемым только в ходе предварительного расследования, если подтвердятся данные о его причастности к преступлению, и исключительные обстоятельства потребуют применения к нему мер процессуального принуждения, то есть вовлечения его в производство по уголовному делу в качестве участника процесса до привлечения к уголовной ответственности.

Учитывая изложенное, следует отметить, что предложение о признании лица подозреваемым актом вынесения постановления о возбуждении уголовного дела не выдерживает критики и, думается, не согласуется с логикой закона.

Безусловно, факт вынесения постановления о возбуждении уголовного дела с указанием данных лица, в отношении которого оно возбуждено, имеет важное юридическое значение, поскольку этим констатируется возникновение правоотношения между органом уголовного процесса, возбудившим дело, и гражданином. Но из этого никак не следует, что данное обстоятельство автоматически ставит человека в процессуальное (юридическое) положение подозреваемого по уголовному делу. Необходимо учитывать, что большинство уголовных дел возбуждается не в отношении конкретного лица, а по факту преступления.

Изучение практики расследования преступлений показало, что большинство следователей при изложении постановления о возбуждении уголовного дела стремится избегать ссылки на данные лица, причастного к совершению преступления, хорошо сознавая, что тем самым они порождают для себя не урегулированные законом проблемы в дальнейших взаимоотношениях с этим лицом и его адвокатом.

В тех же случаях, когда избежать указания данных лица (фамилии, имени, отчества и др.) в постановлении о возбуждении уголовного дела невозможно, имеет место не признание данного лица подозреваемым, а появление основания для подозрения. Признание же органом уголовного преследования лица подозреваемым, т.е. субъектом уголовно-процессуальной деятельности, требует специального, отдельного решения.

Процессуальный порядок задержания подозреваемого

УПК детально регламентирует порядок задержания подозреваемого, что является важной гарантией законности и обоснованности задержания и обеспечения прав задержанного. Лицо считается подозреваемым с момента фактического его задержания.

Закон не регламентирует срок, в течение которого лицо должно быть доставлено в орган дознания или к следователю. Представляется, что географические особенности и транспортная инфраструктура России не позволяют установить какой-либо пресекательный срок для этого действия. Но несмотря на это, задержанный по подозрению в совершении преступления должен быть доставлен в орган дознания или к следователю в течение разумного срока, но не более 48 часов. Истечение 48-часового срока является основанием для освобождения подозреваемого (ч. 2 ст. 94 УПК).

После доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю в срок не более трех часов должен быть составлен протокол задержания (ч. 1 ст. 92 УПК). В течение этого времени должны быть собраны необходимые данные о задержанном (установлена его личность и т.п.) и оформлены сведения об основаниях задержания (если ранее они не оформлялись, например, в случае задержания лица при совершении преступления). В протоколе задержания указывается как дата и время сотавления протокола, так и дата, время, исчисляемое в часах и минутах, место, основания и мотивы фактического задержания подозреваемого, результаты его личного обыска и другие обстоятельства (ч. 2 ст. 92 УПК). «По смыслу этой уголовно-процессуальной нормы под другими обстоятельствами задержания подозреваемого следует понимать, в частности, сведения о применении физической силы, специальных средств, об оказании медицинской помощи задержанному, о наличии у него каких-либо телесных повреждений и тому подобное. В протоколе задержания должны быть указаны все имевшие место такие обстоятельства». В протоколе делается отметка о разъяснении подозреваемому его прав. Протокол подписывается подозреваемым и лицом, его составившим.

В случае необходимости подозреваемый может быть подвергнут личному обыску в порядке, предусмотренном ст. 184 УПК (ст. 93 УПК). В отличие от установленной для производства обыска традиционной процедуры (п. 6 ч. 2 ст. 29 УПК, ст. 182 УПК) подозреваемый может быть подвергнут личному

обыску без вынесения соответствующего постановления, но лицом одного с ним пола и при участии понятых одного и того же пола с обыскиваемым (ч. 2 и 3 ст. 184 УПК).

В течение 12 часов с момента фактического задержания дознаватель или следователь обязаны уведомить:

  • — прокурора в письменной форме (ч. 3 ст. 92 УПК);
  • — близких родственников, а при их отсутствии других родственников или предоставить возможность такого уведомления самому подозреваемому (ч. 1 ст. 96 УПК);
  • — посольство или консульство государства, гражданином или подданным которого является задержанный (ч. 3 ст. 96 УПК).

Если задержанным является военнослужащий, то об этом уведомляется командование воинской части (ч. 2 ст. 96 УПК). При необходимости сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания уведомление с согласия прокурора может не производиться, за исключением случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним (ч. 4 ст. 96 УПК).

В каждом случае задержания подозреваемый должен быть допрошен в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 46, ст. 189 и 190 УПК не позднее 24 часов с момента фактического задержания (ч. 4 ст. 92 УПК). До начала допроса по просьбе подозреваемого ему обеспечивается свидание с защитником наедине и конфиденциально. В случае необходимости производства с ним следственных действий время свидания может быть ограничено дознавателем, следователем с обязательным предварительным уведомлением об этом подозреваемого и его защитника. Но время свидания не может быть менее двух часов (ч. 4 ст. 92 УПК).